Личная страничка участника    

Фамилия       N участника          

Занимательная лингвистика
Вопрос Светозара

 


"Это праздник со слезами на глазах" (сценарий школьного праздника, посвященного 60-летию Победы)
Пусть будет ясным вечно небо...

Армения Ануш Арзуманян, Армения, 121307

Оформление: На стенах плакаты: "Вечная слава героям!", "Слава герою-бойцу!", "Никто не забыт, ничто не забыто!".

Участники лит.-муз. композиции строго одеты. Некоторые участники в военной форме. В течение всей композиции используется театр. шумы: гул самолётов, бомбёжка, разрывы снарядов.
Декорация вначале: березка, поле... всё говорит о мирной жизни, ничего не предвещает войны. Звучит песня "Россия"(сл. Е. Ларина, муз. Эд. Саркисяна), песня прерывается, выходят 4 чтеца:


1-й чтец:
Казалось, было холодно цветам.
И от росы они едва поблекли.
Зарю, что шла по травам и кустам,
Обшарили немецкие бинокли.
Цветок в росинках весь, к цветку приник.
И пограничник протянул к ним руки.
А немцы, кончив кофе пить, в тот миг
Влезали в танки, закрывали люки.
Такою всё дышало тишиной,
Что вся земля ещё спала, казалось.
Кто знал, что между миром и войной
Всего каких-то пять минут осталось.

(Вой немецких самолетов, топот немецких солдат). На сцене появляется год 1941.
Декорация меняется: черно-белые краски, взрывы, снаряды, сражение.


2-й чтец:
Война - жесточе нету слова.
Война - печальней нету слова.
Война - святее нету слова.
Так в тоске и славе этих слов
И на устах у нас иного
Ещё не может быть и нет.

Звучит песня: "Священная война"(муз. А.В. Александрова, сл. Лебедева-Кумача

3-й чтец: (читает под "Лунную сонату" Бетховена отрывок из "Реквиема" Р. Рождественского):

Пламя
Ударило в небо! -
Ты помнишь,
Родина?
Тихо сказала: "Вставайте на площадь..."
Родина!
Славы
Никто у тебя не выпрашивал, Родина,
Просто был выбор у каждого:
Я
или
Родина!

(Из-за кулис звучит голос ведущего (подражая голосу Левитана):

22 июня 1941 года. Первые выстрелы разорвали предутреннюю тишину. Гитлеровские полчища внезапно и вероломно нарушили границу и вторглись в нашу землю. Советские люди грудью встали на защиту Родины в борьбе с врагом, проявили чудеса стойкости, отваги и воинской доблести. Насмерть стояли бойцы Советской Армии.

Продолжение песни "Священная война" далее голос ведущего:
- "Никто не забыт, ничто не забыто".

4-й чтец:
- В веках будут жить: Олег Кошевой, Зоя Космодемьянская, Александр Матросов, Володя Дубинин... В нашей памяти всегда будут живы их имена, их облик.

Отрывок из песни "Журавли" (припев).
Склонив головы, медленно расходятся чтецы, выходят пять других чтецов в военной форме.


1-й чтец:
Человек склонился над водой
И увидел вдруг, что он седой.
Человеку было двадцать лет.
Над лесным ручьем дал он обет:
Беспощадно, яростно казнить
Тех людей, что рвутся на Восток.
Кто его посмеет обвинить,
Если будет он в бою жесток?

2-й чтец:
- Это были совсем обычные люди, ничем внешне не похожие на богатырей. Все богатырское они носили в себе, в глубине сердца: горячий патриотизм, преданность делу партии, несгибаемое мужество, непреклонную стойкость.

Входит десятиклассник в форме морского офицера, задумчиво поёт "Случайный вальс" (сл. Г. Долматовского, муз. М. Фрадкина). Девушка и молодой лейтенант танцуют в медленном печальном вальсе.
Музыка прерывается канонадой. Уходят танцующие.


3й чтец:(Звуки боя по ходу стихотворения, прыгающие красные блики усиливают тревожное настроение.)

У крепости Брестской
Нам шепчет трава,
И падают веско
С травинок слова!
Земля дорогая! Любимая Русь!
Я умираю, но не сдаюсь.

4-й чтец:
Подвал и ступени
Как вёрсты полей...
Бойцы прикипели
К ним грудью своей.
Душа молодая -
Не каменный брус:
Я умираю! Но не сдаюсь!
Ребята, ребята!
Нет ярче судеб
Над миром взлетает
И гордость и грусть:
Я умираю,
Но не сдаюсь!

Затихает музыка боя. Дети вносят цветы. Зажигают факел. Объявляется минута молчания.

5-й чтец:
Не правда, друг не умирает,
Лишь рядом быть перестает.
Он кров с тобой не разделяет.
Из фляги из твоей не пьет.
Упрямство, гнев его, терпенье -
Ты все себе в наследство взял.
Двойного слуха ты и зренья
Пожизненным владельцем стал.
Никто еще не знает средства
От неожиданных смертей.
Всё тяжелее груз наследства,
Всё уже круг твоих друзей.
Взвали тот груз себе на плечи,
Не оставляя ничего,
Огню, штыку, врагу навстречу
Неси его, неси его!
(К. Симонов)

Голос ведущего:
Именем жизни клянемся - гнать, истреблять жестоко!
И ненавидеть клянемся - именем нашей любви!

Звучит песня "Баллада о солдате" (сл. Матусовского, муз. Соловьева-Седова) или "Алеша" (муз. Э. Калмановского, сл. Н.К. Ваншенкина)

6-й чтец:
- Мы склоняем головы перед памятью этих людей, убитых, но не побежденных, людей, положивших на алтарь Родины самое дорогое - свою жизнь! И сегодня, обращая наши благодарные и скорбные взоры к погибшим солдатам Великой Отечественной войны, незримо присутствующим здесь, мы говорим, что их ратный труд и смерть не были напрасными, их подвиг и слава - бессмертны. Жизнь героев продолжается, потому что бессмертны идеалы добра и справедливости, за которые они отдали жизни.

Входят в солдатской форме десятиклассники с гармонью. Звучит песня
"В землянке" (муз. К. Листова, сл. А. Суркова) После того как закончилась песня, они расходятся по сцене. Кто-то закуривает, кто чистит оружие, некоторые пишут письмо, кто-то наигрывает на гармони.


1-й чтец:
- Строки, опаленные войной... Письма солдат... в те дни и часы написать даже короткую записку для бойцов и командиров было делом невероятно трудным, а порою невозможным. Смерть смотрела в лицо... Чудом дошли они до нас - редкие и бесценные голоса защитников границы лета сорок первого. Удивительны эти строки, записанные на бумаге в краткие минуты затишья. В них боль и ненависть, несокрушимая вера в победу.

8-й чтец:
В своем письме капитан Масловский обращался к сыну Юрию: "Ну вот, милый мой сын, ну вот мы больше не увидимся. Я получил задание, выполнив которое, не вернусь живым... Этого ты, мой малыш, не пугайся, а гордись той смелостью, с которой пойдет твой папа к смерти, но к победе. А славному городу Ленина - колыбели революции - грозит опасность. От выполнения моего задания зависят жизнь тысяч людей. Сын, ты в каждом письме просил и ждал моего возвращения. Без обмана: больше не жди и не огорчайся, что оставляю тебя. Ты не одним, с тобой Родина! Прощай сын! Прощайте все! Любите Родину. Январь 1944 г."

Один из солдат встает и читает:
Выбора нам не давала эпоха.
Силой и статью решается спор.
Вот почему до последнего вздоха
Будет сражаться ваш предок - сапёр.

Другой солдат:
Слушайте, дальние наши потомки,
Песню, которую предок поёт.
К свету лицом раздвигая потёмки,
Мой современник с винтовкой встаёт!

3-й солдат:
В этом простом и напористом малом
Скрыт неизмеримой силы запас.
Он, окрыленный огнем и металлом,
Мир отстоит для себя и для вас!

Звучит песня "Журавли" (сл. Р. Гамзатова, муз. Я. Френкеля).
Выходят 2 чтеца:


1-й чтец:
Был день как день,
Светило солнце,
И ветер шарил по траве.
Я тосковал, смотря в оконце,
Отец на фронте, на войне.
И вдруг светлее стало в небе,
Подобьем радостной волны,
Пришла к нам весточка:
Победа! И нет боёв!
И нет войны.

2-й чтец:
На печке дед заплакал старый,
Слез не скрывая, как малец,
И улыбнулась наша мама
Улыбкой счастья, наконец,
Четыре года папу ждали
Мы вместе с нею,
Словно век.
И вот пришёл под звон медалей
Родной и близкий человек.
Победа! Славная победа!
Какое счастье было в ней!
Пусть будет ясным вечно небо,
А травы будут зеленей.

Выходит небольшой хор девочек и мальчиков, поют песню "Катюша" (муз. Блантера, сл. Исаковского).

3-й чтец:
День Победы! С каким нетерпением тебя ждали угнетенные народы Европы. Во имя тебя были пролиты реки крови и перенесены тягчайшие испытания.

4-й чтец:
Май 1945 года Разве можно его забыть? Он памятен каждому, особенно тем, кто встречал великий День Победы далеко от родной земли, в Берлине.

На сцену выбегают дети с флажками, шарами, цветами, они радостно смеются, весело кружатся в парах, летают шары.

5-й чтец:
Мы победили! Нами взят Берлин!
Спасли весь мир советские герои!
И вновь маяк строительных годин
Зажгло для нас отечество родное.

6-й чтец:
Где от росы и от крови сырая,
Где зрачки пулеметов свирепо глядят,
В полный рост над окном переднего края
Поднялся победитель-солдат.

7-й чтец:
Сердце билось о ребра прерывисто, часто.
Тишина... Тишина... Не во сне - наяву.
И сказал пехотинец: - Отмаялись. Баста:
И приметил подснежник во рву.
И в душе, тосковавшей по свету и ласке,
Ожил радости прежней певучий поток,
И нагнулся солдат, и к простреленной каске
Осторожно приладил цветок.
Снова ожили в памяти, были живые:
Подмосковье в снегах и в огне Сталинград,
За четыре немыслимых года впервые,
Как ребенок, заплакал солдат.
Так стоял пехотинец, смеясь и рыдая,
Сапогом попирая колючий плетень
За плечами пылала заря молодая,
Предвещая солнечный день!

8-й чтец:
Во имя Отчизны - Победа! (остальные вместе)
Во имя живущих - Победа!
Во имя грядущих - Победа!

Хор ребят поет песню "День Победы" (муз. Д. Тухманова)

В это время дети подбегают к ветеранам войны, сидящим в зале, и дарят цветы.
Праздник продолжается!


Дети и война

Кыргызстан Светлана Верченко, Кыргызстан, 127594

Форма проведения: литературный вечер-воспоминание.
Оформление сцены: на заднем плане плакат: "Дети и война", развешены и расставлены увеличенные фотографии детей на войне: дети Освенцима, дети блокадного Ленинграда, дети-партизаны, дети у станка, в поле, с малышами на руках... Где-то стоит репродуктор, где-то - буханка хлеба, банка варенья, кусок мыла, где-то брезентовый рюкзак с книгой под названием "Гойя", где-то коврик с игрушками, елка, разбросаны письма - треугольники. Ведущие и чтецы сидят группами, рядом с предметами-атрибутами тех стихотворений, которые читают. В зале развешены рисунки школьников о войне, о детях на войне.
Звучит музыка: 2-я часть концерта для гобоя с оркестром А. Марчелло или адажио И.С. Баха.
Заходят участники, занимают свои места.

Вед. 1:
Мы знаем по сбивчивым
трудным рассказам
О горьком победном пути,
Поэтому должен
хотя бы наш разум
Дорогой страданья пройти.
И мы разобраться обязаны сами
В той боли,
что мир перенес.
Конечно, мы смотрим
иными глазами -
Такими же,
полными слез.
(Ю. Поляков)

Вед. 2:
Дети и война - нет более ужасного сближения противоположных вещей на свете. Мальчик трех лет, по-немецки благодарящий нашего офицера за хлеб: "Данке шён".

Вед. 1:
Мальчик, везущий на детских санках мать, тяжело раненную, когда шёл бой за их деревню.

Вед. 2:
Девочка с ребенком на руках и с двумя меньшими у трупа матери. Меньшие плачут. Маленький на руках плачет, видя, что все плачут.

Вед. 1:
Хочется подчеркнуть степень несоответствия между войной и детством, отстранить детским восприятием ужас происходящего. Ну как, например, не умещается в сознании маленькой девочки во время эвакуации вся полнота жуткой реальности при виде стальных гитлеровских стервятников.

Чтец 1:
Как низко летят самолеты!
Над поездом вьются они,
Я, кажется, вижу пилота.
- А ну, дурачок, догони!
Эй, ты, поднажми-ка немножко,
Меня не догнать все равно!
Веселое слово "бомбежка",
С "картошкою" схоже оно.
Вся в дырочках крыша, как сито.
Не страшно мне - мама со мной.
Неведеньем детства прикрыта
Я, как неприступной стеной.

Чтец 2:
Война вошла в мальчишество мое...

Вед. 2:
Для кого-то это сиротское детство в детдомах, для кого-то - блокадный Ленинград.

Чтец 2:
Мать умерла.
Отец ушел на фронт.
Соседка злая
Не дает проходу.
Я смутно помню
Утро похорон
И за окошком
Скудную природу.

Откуда только -
Как из-под земли! -
Взялись в жильё
И сумерки и сырость.
Но вот однажды
Все переменилось,
За мной пришли,
Куда-то повезли.

Я смутно помню
Позднюю реку,
Огни на ней,
И скрип, и плеск парома,
И крик: "Скорей!",
Потом раскаты грома
И дождь... Потом
Детдом на берегу.

Да, скуден был паек,
И были ночи
С холодом, с тоскою...
(Н. Рубцов)

Чтец 3:
Я жил зимою в Ленинграде...

Да, я не скрою: в эти дни
мы ели землю, клей, ремни;
но съев похлебку из ремней,
вставал к станку упрямый мастер,
чтобы точить орудий части,
необходимые войне.
Но он точил, пока рука
могла производить движенья.
И если падал - у станка,
как падает солдат в сраженье.
(О. Берггольц)

Чтец 4:
Мы жили высоко - седьмой этаж.
Отсюда был далёко виден город.
Он обгоревший, тихий был и гордый,
Пустынный был
и весь, до пепла, - наш.
А мы ходили в Летний по грибы,
где, как в бору, кукушка куковала.
Возили реже мертвых.
Но гробы
не появлялись: сил недоставало
на этот древний горестный обряд.
О нем забыл блокадный Ленинград.
(О. Берггольц)

Чтец 5:
Я в госпитале мальчика видала.
При нем снаряд убил сестру и мать.
Ему ж по локоть руки оторвало.
А мальчику в то время было пять.

Он музыке учился, он старался.
Любил ловить зеленый круглый мяч...
И вот лежал - и застонать боялся.
Он знал уже: в бою постыден плач.

Лежал тихонько на солдатской койке,
Обрубки рук вдоль тела протянув...
О, детская немыслимая стойкость!
Проклятье разжигающим войну!..

О, сколько их, безногих и безруких!
Как гулко в черствую кору земли,
не походя на все земные звуки,
стучат коротенькие костыли...
(О. Берггольц)

Чтец 6:
Фашизм...
Что такое фашизм, я увидел глазами своей души, всей ее детской чистотой и впечатлительностью. Это была жестокая школа. Школа колючей проволоки и окрика. Школа пули и виселицы. Школа восторга мести и жажды справедливости. Я увидел глазами своей детской души свой народ, его горе, его силу и благородство. Я понял и узнал цену хлеба и слова. Я очень рано стал взрослым. И этот опыт жестокости не ожесточил и не озлобил моей души, а, как потом оказалось, проявил и утвердил в ней то истинно человеческое, что в ней было заложено.
(По М. Дудину)

Чтец 7:
Фашизм...
Что с них спросишь, боже мой?
Что им дети?
Что им мать
Обезумевшая?
Что им
Наши села с бабьим воем?
Что им грады? Что им веси?
Сколько ж злобной надо спеси,
Чтоб детей швырять в огонь?

Чтец 8:
Жилось нам туго.
Все, что привезли, сменяли на продукты. Отец был в ленинградской блокаде. Говорили, что он ранен. Мать, приходя с работы, плакала. И вдруг отец возвращается - худющий, небритый, в черной гимнастерке и с брезентовым рюкзаком... Потом мы все пошли смотреть, что в рюкзаке. Там была тускло-желтая банка американской тушенки и книга художника под названием "Гойя". Я ничего об этом художнике не знал. Но в книге расстреливали партизан, мотались тела повешенных, корчилась война. Об этом же ежедневно говорил на кухне черный бумажный репродуктор. Отец с этой книгой летел через линию фронта.
Все это связалось в одно страшное имя - Гойя.
Гойя - так гудели эвакуационные поезда великого переселения народа,
Гойя - так стонали сирены и бомбы перед нашим отъездом из Москвы,
Гойя - так выли волки за деревней,
Гойя - так причитала соседка, получив похоронку,
Гойя...
(А. Вознесенский)

Вед. 1:
Дети рано становились взрослыми, оставаясь без родителей, мальчишки - за старшего в семье, чувствуя всю полноту ответственности за мать, сестер, младших братишек.

Вед. 2:
Отца забрали на войну.
...Мальчишка-шпингалет,
Но враз прибавила ему
Война так много лет.

Чтец 9:
"Так что же, мать?
Так, значит, мать,
Я в доме голова?
Ты начинай белье стирать,
А я - колоть дрова!

Ты говоришь:
Дровец чуток
Осталось.
Так и быть,
Продай слона,
Продай свисток!
Без них ведь можно жить!
Продай матроску, говорю!
Теперь не до тряпья.
Ты только, мама,
Не горюй!
Не брошу я тебя!"
(А. Брагин)

Чтец 10:
Мы родились от будущих вдов -
дети грозных тридцатых годов...
Хлебнули мы с детства вот как
горя, слез и работы:
в три - холод,
в семь - голод,
а в восемь - сироты!
Детство наше контужено
громким маминым кашлем,
детство наше простужено
в очередях...
И в каждом
война, как мина, осталась -
в легких,
в морщинах ранних!
Нам - сразу юность,
а старость -
калекам,
контуженым,
раненым.
И не забыли пока мы
очередей за пайками,
ни матери слез покорных,
ни первых тех похоронных...
О базарная площадь -
пустая, как летом небо!
О базарная площадь -
четыре года без хлеба!
...Лежали рога короной
на лбу мосластом
неловко.
Остались от нашей коровы
лишь запах травы да веревка!..
(В. Цыбин)

Чтец 11: (перелистывая фотоальбомы, газеты, останавливаясь на одной из них).
На фотографии в газете
нечетко изображены
бойцы, ещё немножко дети,
герои мировой войны.
Они снимались перед боем -
в обнимку, четверо у рва.
И было небо голубое,
была зеленая трава.

Никто не знает их фамилий,
о них ни песен нет, ни книг.
Здесь чей-то сын, и чей-то милый,
и чей-то первый ученик.
Они легли на поле боя, -
жить начинавшие едва.
И было небо голубое,
была зеленая трава.

Забыть тот горький год неблизкий
мы никогда бы не смогли.
По всей России обелиски,
как души, рвутся из земли.
...Они прикрыли жизнь собою, -
жизнь начинавшие едва,
чтоб было небо голубое,
была зеленая трава.
(Римма Казакова)

Вед. 1:
Не было хлеба, еды. Надолго были забыты самые обычные вещи, необходимые в быту. Но зато какова была цена их.

Чтец 12:
В цветной бумажке розовое мыло,
Ты пахнешь чем-то очень дорогим,
Ты пахнешь чем-то несказанно милым,
Но чем же? Память, память, помоги!
Чуть уловимый запах земляники,
Едва заметный - ржи и васильков.
И аромат лесных тропинок диких,
И душный мед некошеных лугов,
И - вместе всё... Когда такое было?
Но память вновь меня не подвела:
Ты пахнешь детством, розовое мыло!
Как позабыть об этом я могла?
...Была война. Дымы больших пожаров
Не залетали в нашу глухомань,
Но как-то в сельсовет пришел подарок
С короткой странной надписью: "Для бань".
Я материнских глаз не позабыла,
Они светились, радовались так,
Как будто дали ей не кубик мыла,
А самородок золота с кулак.
Намытое, давно скрипело тело,
Уж мать в предбанник выносила таз,
Но открывать я долго не хотела
Захлопнутых от мыльной пены глаз.
Тогда впервые за четыре года
Мне снова пахло теплым молоком,
И белым хлебом, и тягучим медом,
И васильками, и - живым отцом...
(О. Фокина)

Чтец 13:
Мы были серыми, как соль.
А соль - на золото ценилась.
В людских глазах застыла боль.
Земля дрожала и дымилась.
Просили, плача: "Мама, хлеба!"
А мама плакала в ответ.
И смерть обрушивалась с неба,
Раскалывая белый свет.
Да, мало было хлеба, света,
Игрушек, праздников, конфет.
Мы рано выучили это
Безжалостное слово - "Нет!".
Так жили мы, не зная сами,
Чем обделила нас война.
И материнскими глазами
В глаза смотрела нам страна.
(Л. Щасная)

Чтец 14:
Не было муки.
Она была
более легендою, чем былью,
с лебедою смешанною пылью,
черная - и всё-таки бела.
Чем еще ей было нас кормить,
матери, спасавшей нас от смерти?
Это было творчеством, поверьте,
тесто из муки такой творить!
Дня не знала. Ночи не спала.
А уж сколько свёклы перетерла...
Всё переборола. Не дала,
чтобы смерть схватила нас за горло.
(В. Гордейчев)

Чтец 15:
Война меня кормила из помойки,
пороешься - и что-нибудь найдешь.
Как серенькая мышка-землеройка,
как некогда пронырливый Гаврош.
Зелененький сухарик,
корка сыра,
консервных банок терпкий аромат.
В штанах колени,
Вставленные в дыры,
как стоп-сигналы красные, горят.
И бешеные пульки
вместо - своему.
(Г. Горбовский)

Чтец 16:
Зачем ты, война,
у мальчишек детство украла
И синее небо, и запах простого цветка?
Пришли на заводы
работать
мальчишки Урала,
Подставили ящики, чтобы достать до станка.
И вот неподкупной зимою военного года,
Когда занимался над Камой холодный рассвет,
Собрал самых лучших рабочих
директор завода,
А было рабочим - всего по четырнадцать лет.
В усталые лица глядело суровое время,
Но каждый в себе
довоенное детство нашел,
Как только рабочую премию -
банку варенья -
Пред ними, мальчишками,
кто-то поставил на стол.
И вот над заводом,
над лесом, в снегу задремавшим,
Среди подступившей внезапно к сердцам тишины,
Повеяло чем-то давно позабытым,
домашним,
Как будто бы не было больше на свете войны.
(В. Радкевич)

Вед. 2:
Дети рано почувствовали, как зависит судьба народа от активных действий каждого. Отсюда и потребность младших на равных со взрослыми сражаться с фашистами.

Чтец 17:
Я не был участником войны, но вырос я среди партизан. Иногда нас, мальчишек, посылали в разведку. Но этого, конечно, нам было мало. Мы переживали трагедию "неполноценности" - ведь нам не давали оружия. Я очень сильно это переживал. Пусть я не был участником, не убили меня. Но я был свидетелем...
(О. Алексеев)

Вед. 1:
Шла война, но были праздники, радостные моменты, люди хотели мирной жизни, хоть чуточку отвлечься от горя и страданий, ибо забвение мира опасно для войны. Самым красивым, любимым праздником, наверное. Что могло быть прекраснее новогодней ёлки, весточки с фронта...

Чтец 18:
Назло Освенциму, осколкам,
назло войне
полуобугленная ёлка
в моем окне.
С обгоревшими веточками её вывезли из какого-то расстрелянного леса, эвакуировали в тыл, в моё новогоднее счастье.
Моя первая цвета хаки ёлочка.
Переломленные ветки перевязывали бинтом.
Забинтованная ёлка.
Забинтованные солдаты цвета ёлки за окном.
Ростом с меня, как она прямо стояла!
Как важно было
Быть прямой,
Как важно было ёлке выстоять,
Всей хвойной своей судьбой
Срастись с усталою страной
И как страна - в бинтах - но выстоять!
Чем украсить тебя, мой зеленый найденыш,
Обожженная беспризорная ёлка?
Чем, кроме звёздочки, подаренной квартировавшим летчиком,
Короновать тебя?
Три раза
Постучал в окно почтальон обмороженным пальцем.
Мама выскочила, не накинув платка, и вернулась,
Держа треугольную птицу письма.
Вечность не было писем,
И вот, наконец, треугольник!
(П. Вегин)

Чтец 19:
Наше поколение по возрастной причине не участвовало в Великой Отечественной войне, но горечь первых отступлений, страдания под гнетом оккупации, блокадный голод, липкий хлеб эвакуации пополам с полынью и лебедой, шелест похоронок в руках наших матерей, смертельный страх потерять продуктовые карточки, спрятанные в холщовый мешочек на шее, - все это было суровой начальной школой нашего поколения. Когда нам не хватало тетрадок, мы писали диктанты на газетах, между строк сообщений Информбюро, и мы были сами похожи на эти хрупкие, неуверенные буковки между строками истории нашего народа. Собирая колоски на полях или лекарственные растения в тайге, шефствуя над ранеными фронтовиками в госпиталях или над семьями погибших воинов, будучи связными в партизанских отрядах или пастушьим кнутом подгоняя коров к грузовым вагонам, идущим на фронт, мы чувствовали себя маленькими солдатами Советской Армии, борющейся против фашистских захватчиков. Война унижала нас голодом, холодом, нищетой, и в то же время война возвышала нас ощущением причастности к истории, ощущением самих себя как части великого народа, единого в своем стремлении к победе. Мы - это дети Великой Отечественной войны, мы - это зеленые, еще некрепкие побеги на древке Знамени Победы, водруженного над рейхстагом.
(Е. Евтушенко)

Чтец 20:
Война стала для нас уроком жизни, уроком мужества:
И все-таки это война,
Пусть даже и малою частью,
К несчастью, но также и к счастью,
Как главный урок нам дана.
(С. Дрофенко)

Вед. 1:
Прошлое предстаёт перед нами изломанным, кричащим, безутешным эхом, от которого нельзя заслониться. Прошлое не проходит -
"И к непогоде в нас она
Болит, болит, не заживая,
Отечественная война.
Война вторая мировая".
(О. Дмитриев)

Вед. 2:
Конечно, нынешнему юному поколению трудно сейчас всерьез понять, что такое война. Но важно наше сегодняшнее стремление понять это, желание почувствовать эту боль, вызвать ее на себя. Мы хорошо понимаем, что от эха войны не уйти - не только нам, но и нашим детям.
(По К. Ваншенкину)

Если мы войну забудем,
Вновь придет война!!!


Вед. 1:
...Прошла война, прошла страда,
Но боль взывает к людям:
Давайте, люди, никогда
Об этом не забудем.

Пусть память верную о ней
Хранят, об этой муке,
И дети нынешних детей,
И наших внуков внуки...

...Затем, чтоб этого забыть
Не смели поколенья.
Затем, чтоб нам счастливей быть,
А счастье - не в забвенье!
(А. Твардовский)

Звучит музыка:
финал 9-й симфонии Бетховена, ода "К радости".





Вы из той, из двужильной, из солдатской породы

Молдова Ирина Паскаренко, Молдова, 127533

Звучит песня "В землянке". Сцена: у печки греется солдат, крутит самокрутку, медсестра перевязывает раненого, один из солдат пишет письмо, другой играет на гитаре и тихо подпевает: "Бьется в тесной печурке огонь".
Песня смолкает, все внимание сосредотачивается на том, кто пишет письмо. Голос за сценой читает письмо:

Здравствуйте, милые, дорогие, родные!
Я жив и здоров, чувствую себя хорошо. Вы, наверно, беспокоитесь, потому что я в последние дни мало пишу. Вы не думайте, что я не хочу писать. Просто нет времени. Милые мои, все идет хорошо. Но я очень по вас скучаю. Я знаю, как вам тоже хочется видеть меня дома. Но это сейчас невозможно. Идет война... я беспрерывно в боях.
Воюю хорошо, но на войне всего не учтешь. Так же, даже лучше воюют мои друзья. Живем большой боевой семьей. Вчера вспоминали дом, школу, своих учителей, одноклассников. Где они сейчас? Где пролегли их фронтовые дороги? Вспоминаем такие мелочи, о которых вы давно забыли. Но нам все дорого, что связано с той жизнью, за которую мы сейчас проливаем кровь... Родные мои! Скоро закончится война, это последний год. Дальше - радостная и счастливая жизнь. Скорее кончить войну и вернуться к мирной, трудовой жизни.

(В разговор включаются все, кто в землянке).
Солдат 1: А какой она будет мирная жизнь?
Солдат 2: Все прежним будет, драгоценным, нашим.
Солдат 3: Нет, будет лучше!
Мы в дома свои вернемся, детям не спеша расскажем про подвиги, походы и бои.
Солдат 4:
Мы стекла вставим,
Улицы починим,
Любовно разукрасим города.
И станет небо нестерпимо синим,
Цветы душистей и светлей вода.
Солдат 1:
Но эту вот землянку
Хорошо бы сберечь.
Чтоб помнил в будущем народ,
Как враг грозил нам,
Полный жадной злобы.
Как воздух рвал кусками
Жаркой стали.
Солдат 2:
А мы таким военным зимним днем
На рубеже стихи читали.

(Стихотворение Ю. Друниной "Солдатские будни" читает девочка в белом халате с санитарной сумкой через плечо):

Только что пришла с передовой,
Мокрая, замерзшая и злая,
А в землянке нету никого
И, конечно, печка затухает.

Так устала - руки не поднять,
Не до дров - согреюсь под шинелью.
Прилегла, но слышу, что опять
По окопам нашим бьют шрапнелью.

Из землянки выбегаю в ночь,
А навстречу мне рванулось пламя.
Мне навстречу те, кому помочь
Я должна спокойными руками.

И за то, что снова до утра
Смерть ползти со мною будет рядом,
Мимоходом: "Молодец, сестра!" -
Крикнут мне товарищи в награду.

Да еще сияющий комбат
Руки мне протянет после боя:
- Старшина, родная! Как я рад,
Что опять осталась ты живою!

Ведущий (выходит справа на авансцену):

- Юлия Друнина. Родилась в 1924 году. В первые дни войны ушла добровольцем в действующую армию и до конца 1944 года служила санинструктором.
О героизме женщин, которые своим самоотверженным трудом поддерживали и вдохновляли воинов на подвиг, писали многие поэты. Женщина "кормит фронт от моря до моря" хлебом своим, согревает солдат заботливо сшитыми шинелями. И от бомб, начиненных ею, рушились вражьи твердыни. Образ женщины, образ матери, образ жены является символом чистоты, верности, доброты, терпения. И поэты обращались к нему, чтобы выразить самые сокровенные чувства.

(Стихотворение "Жди меня" К. Симонова читает один из солдат, сидящих в землянке).

Ведущая (выходит слева на авансцену):
- Константин Симонов. Родился в 1915 году. На фронт ушел военным корреспондентом "Красной звезды".

Ведущий:
- В первые дни войны свыше тысячи писателей и поэтов ушли в действующую армию сотрудниками фронтовых газет, корреспондентами центральной печати, рядовыми бойцами, офицерами и медсестрами. Они писали стихи и листовки, очерки и статьи. Произведения эти звали к мужеству и стойкости, будили ненависть к врагу, были проникнуты верой в победу. Живое, страстное слово помогало выстоять в неимоверно тяжелых боях, выстоять и победить врага.

Ведущая:
- Жизнь и смерть на войне неразделимы, совершение подвига на войне - норма жизни. Нормой становилось то, что противно человеческой природе - идти на смерть, а подвигом считалось жить "всем смертям назло".

(Выходят из землянки на авансцену по одному)
Солдат 1: 1418 дней длилась Великая Отечественная война.
Медсестра: Фашистские варвары разрушили и сожгли свыше 70 тысяч городов, поселков и деревень.
Солдат 2: Они разрушили 84 тысячи школ, 334 высших учебных заведения.
Солдат 1: Враг не щадил ни женщин, ни детей. Более 20 миллионов жизней унесла война.
Медсестра:
Разве для смерти
Рождаются дети,
Родина?
Разве хотела ты нашей смерти,
Родина?
Пламя ударило в небо -
Ты помнишь,
Родина?
Тихо сказала:
"Вставайте на помощь...' -
Родина.

Мы от свинцовых розг
Падали в снег с разбега,
Но -
Подымались в рост
Звонкие, как победа!
Как продолжение дня,
Шли тяжело и мощно...
Можно убить меня
Нас убить -
Невозможно!

(Песня из к/ф "Белорусский вокзал" поют все участники).

Ведущая:
- Изо дня в день совершалась "трудная работа" войны, причем ни один день не повторял вчерашнего и не был похож на завтрашний. У каждого в этой войне была своя "пядь земли". И каждый умирал или выживал, как только он и никто другой. И каждый был рядовым, от которого зависела победа. Сколько же побед надо было одержать, чтобы они сложились в ту, что пишется с большой буквы?!

Солдат 3:
Вас все меньше и меньше,
А ведь было вас много.
А ведь было вас столько.
Что ломилась дорога.

Ваши раны болели,
Ваши кости болели,
Вы солдатское лихо
Вместе с кашею ели.

Ваши роты редели,
Ваши души седели.
Смерть погреться ходила
К вам в окопные щели.

Вас все меньше и меньше...
Подвигаются годы.
Вы из той, из двужильной,
Из солдатской породы.

В трудных снах оживая,
Бьет метель фронтовая.
Вся в рубцах и ожогах
Ваша память живая.

Ведущая:
- Все дальше и дальше уходят от нас военные годы. И сегодня майский день 2005 года наш общий праздник, праздник всего нашего народа, всего человечества. Это ликование и эта скорбь. Времени их не приглушить. Они всегда с нами в День Победы. Мы не слышали воя сирен воздушной тревоги, не видели разрушенных бомбами домов, не знали голода блокадных дней, не держали оружия в руках, но вместе с вами мы заявляем: "Нет, не должны повториться ужасы войны"! Мы низко склоняем головы перед светлой памятью павших, перед Вашим мужеством и героизмом, дорогие наши ветераны.

Медсестра: - Пусть жизнь ваша будет долгой, а здоровье - крепким!
Солдат 4: - С праздником Великой Победы!

Ведущая:
Помните!
Через века, через года -
Помните!
О тех,
Кто уже не придет никогда, -
Помните!
Не плачьте!
В горле сдержите стоны,
Горькие стоны.
Памяти павших будьте достойны!

Ведущий:
Вечно достойны!
Хлебом и песней,
Мечтой и стихами,
Жизнью просторной,
Каждой секундой,
Каждым дыханьем
Будьте достойны!

(Песню "День Победы" поют все участники)
(Гостям вручают цветы, сувениры и подарки)



Вспомним всех поименно...

Молдова Коллектив авторов - ученики 8-го класса под руководством Натальи Владимировны Григораш, Молдова, 128543

Памяти павших в боях за освобождение Молдовы от фашизма в годы Великой Отечественной войны
посвящается.


Пусть не все герои, -
Те,
Кто погибли, -
Павшим
Вечная слава!
Вечная слава!
Вспомним всех поименно,
Героев вспомним своих...
Это нужно -
Не мертвым!
Это надо - живым!
(Р. Рождественский "Реквием")

Вступительное слово учителя
(звучит песня В. Высоцкого "Кто сказал, что Земля умерла...")


Ребята, проходят года и десятилетия. Редеют ряды ветеранов. Война превращается в статистику, в нечто отстраненное от нас. Но у войны конкретное лицо. Воевали не отвлеченные армии и солдаты, а наши с вами предки - отцы, деды, прадеды. Гибли те, что дали жизнь каждому из нас. Сгорали в крематориях концлагерей, погибали под бомбежками, умирали от голода и болезней, не разгибали спин в тылу не где-то там на другом конце света, а вот на этой земле. Нет семьи, не понесшей в кровавой войне 1941-1945 гг. собственных жертв. Имеем ли мы моральное право что-либо предавать забвению?
Великая Отечественная война вобрала в себя 1418 огненных дней и ночей. Трудные фронтовые дороги, раны, гибель боевых друзей - все это преодолел советский народ.

Чтец:
Вы думаете, павшие молчат!
Конечно, да - вы скажете.
Неверно!
Они кричат, пока еще стучат
Сердца живых и осязают нервы.
Они кричат не где-нибудь, а в нас
За нас кричат. Особенно ночами,
Когда стоит бессонница у глаз
И прошлое толпится за плечами
Они кричат, пока покой, когда
Приходят в город ветры полевые,
И со звездою говорит звезда,
И памятники дышат, как живые.
Они кричат и будят нас, живых,
Невидимыми, чуткими руками.
Они хотят, чтоб памятником их
Была земля с пятью материками.
(Егор Исаев "Суд памяти". Отрывок из поэмы.)

Чтец:
60 лет отделяют нас от момента, когда остановилась мирная жизнь десятков миллионов советских граждан - началась Великая Отечественная война. Ранним утром 22 июня 1941 года Молдавия, как одна из западных республик Советского Союза, была подвергнута вероломному нападению немецко-румынских войск.
В распоряжении Южного фронта не было никаких резервов, сдерживать противника становилось все труднее.
15 июля 1941 года наши войска оставили город Оргеев, а к вечеру 16 июля - город Кишинев.

Чтец:
Война... Она пришла в села Оргеевского района через горящие нивы, через лязг танковых гусениц и треск автоматных очередей.
На окраине Булэештского леса пять человек с лопатами в руках медленно копали ямы. Рядом, командуя, стоял фашистский офицер. Люди рыли себе могилы. Иногда их взор поднимался в безоблачное синее небо. Не верилось, что их вот-вот расстреляют. Хотелось жить.
Залп... Оседает окровавленное тело секретаря сельского совета Тимофея Аронова, председателя сельского совета Иона Левицки, перестает стучать сердце активиста Пория Кодряну.

Чтец:
В соответствии с указаниями И. Антонеску (июль 1941 г.) появился приказ номер 61 губернатора Войкулеску о создании лагерей и гетто для еврейского населения в городе Оргеев.
Самое известное место расправы гитлеровских мерзавцев над советскими гражданами - Оргеевское шоссе в северной части города, куда немецко-румынские палачи выводили из лагерей и гетто партии от 300 до 400 человек и на пятом километре от шоссе за конским заводом (в лощине оврага) расстреливали из пулеметов. Расстрелянных сбрасывали в две большие ямы, каждая в длину 7-8метров, глубиной до 16 метров... Общее количество расстрелянных в этих двух ямах - 1500 человек. (Звучит стихотворение Мусы Джалиля "Варвары".)

Чтец:
На защиту Родины становился весь советский народ. В сердце каждого закипала ненависть к врагу. В каждом селе, районе действовал партизанский отряд, диверсионные группы. В Молдавской ССР до отхода частей Красной Армии было создано 147 партизанских отрядов. В Оргеевском уезде действовало 12 отрядов в количестве 240 человек. Партизанские отряды ("Журналист", им. Дзержинского, им. Щорса, им. Фрунзе) совершали смелые акции на коммуникациях противника, нападали на базы немецко-румынских войск. В ряде сел (Иванча, Пересечено) возникли местные партизанские группы, которые взаимодействовали и сливались с отрядами.

Чтец:
Победа ковалась и на трудовом фронте. Более трех тысяч сынов и дочерей Молдавии работали на уральском гиганте - Уралмаше - и других предприятиях Свердловска. Среди них Елена Любинская, Валентина Доника, Лиза Духовная, родившиеся в городе Оргеев.

Чтец:
По архивным документам установлено, что город Оргеев был освобожден с 1944 года частями 41-й гвардейской стрелковой дивизии (командир генерал-майор К.Н. Цветков) и 5-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (командир полковник Афонин). В оперативной сводке Советского информбюро за 7.04.1944 г. приводятся следующие подробности боев за Оргеев: "На подступах к Оргееву немцы построили оборонительные сооружения и превратили город в сильно укрепленный пункт своей обороны. В течение двух дней наши войска после ожесточенных боев овладели уездным центром Молдавской ССР - городом Оргеев. Наши войска форсировали реку Реут и захватили плацдарм на южном берегу. В боях за Оргеев противник понес большие потери в живой силе и технике".

Из воспоминаний участников боев за освобождение города Оргеева и сел района.

Чтец:
Ранним утром 6 апреля загрохотали орудия, и полки двух дивизий пошли в атаку. Противник, закрепившийся на высотах севернее города, оказал сильное сопротивление. Главное направление на Кишинев противник защищал особенно упорно. Небольшая река Реут в период половодья представляла серьезное препятствие для войск. На правом берегу гитлеровцы успели подготовить оборонительный рубеж. Несмотря на яростное сопротивление врага, гвардейцам удалось захватить небольшой плацдарм за Реутом.

Чтец:
Немало подвигов совершили гвардейцы за высоту 185. Парторг Стрельцов, вооружившись противотанковым ружьем, вел поединок с четырьмя танками противника и один из них подбил. Пулеметчик Шаламарданов и Бежексанов подобрались к огненным точкам врага и огнем своих автоматов заставили их замолчать. Гвардии сержант Николаев водрузил на высоте Красное знамя. Самоотверженно действовала санитарка Надя Таболина. Она вынесла с поля боя 30 тяжелораненых солдат и офицеров, почти сотне офицеров оказала медицинскую помощь.

Они засели на высотах,
И ночью сумрачной, и днём
Нас давят громом пулеметов
И заливают нас огнем.

А мы лежим в проклятой пади,
Глотая стелющийся дым...
Но ни одной продрогшей пяди
Не отдадим, не отдадим!!!
(Николай Старшинов)

Чтец:
Весь Оргеевский уезд знал имя Егора Савельевича Жигарева, бесстрашного бойца. Ни одно крупное разминирование без него не велось. На 5 ноября 1944 года по Оргеевскому уезду была разминирована площадь 2332 га. Подорвалось на минах 504 человека, из них военных 293, гражданских 211 человек.
Фашисты всеми силами стремились остановить подразделения 41-ой гвардейской дивизии, отвоевать плацдарм, но это им не удалось. За четыре дня боев наши войска уничтожили более 300 солдат и офицеров противника, 4 танка, 2 штурмовых орудия, 2 бронетранспортера. Позже началась подготовка к Ясско-Кишиневской операции.

Чтец:
6 апреля 1944 года город Оргеев был освобожден. Почти ни одного уцелевшего дома!!! Неимоверные усилия потребовались от тружеников города, чтобы залечить раны войны, восстановить разрушенное хозяйство.

За этот мир платили мы в боях
Ценой немалою, большой ценой:
Четыре страшных года на плечах
Пронес не кто-нибудь, а мы с тобою.

Какою было радостью тогда
Послевоенною дышать весною,
На пепелище хлеб и города
Растил не кто-нибудь, а мы с тобою.

Нам голос нашей совести велит
Не знать усталости, не знать покоя,
Ведь целый мир с надеждою глядит
Не на кого-нибудь, на нас с тобою.
("Родная страна" Слова В. Гина, музыка Г. Мовсесяна)

Чтец:
Весна вступала в свои права. Зацвели абрикосы. Все холмы, все вокруг замело розовым цветом. Сколько уже освободили своей территории! Скоро освободим всю Родину от проклятой нечисти.

Чтец:
Среди первых с севера на улицы Кишинева ворвались бойцы 1-й батальона под командованием капитана А.И. Бельского из 273-го гвардейского стрелкового полка.
27 августа. 9 утра. Перешли в районе Леушены государственную границу с развернутыми знаменами. Впереди - Румыния.

Чтец:
Нам, оставшимся в живых, дороги тишина над землей, безоблачное небо, счастье людей, завоеванное в трудные годы Великой Отечественной войны. И... никто не забыт, ничто не забыто.

Ветераны
Ветераны, мои ветераны!
Сколько бед вам пришлось пережить
И, похоже, глубокие раны
В сердце вашем остались на жизнь.

Вы, отважные наши солдаты,
Землю нашу сумели сберечь.
Счастье, радость, веселье и честь
Заслужили, врага победили.

Вновь на землю приходит весна
И ложатся цветы к пьедесталу...
Только вот ветеранов тут мало,
Память - слава о каждом жива.
(Стоянова Юлия, ученица 8Б класса)

Чтец:
В боях за освобождение г. Оргеева и сел района пало 2228 воинов. На фронтах Великой Отечественной войны пало 1785 уроженцев г. Оргеева и сел района.

Чтец:
Решением исполкома Оргеевского городского Совета народных депутатов от 05.04.1969 г. в целях увековечения памяти воинов, проявивших мужество и отвагу при освобождении г. Оргеева от немецко-фашистских захватчиков в апреле 1944 года, учреждено звание "Почетного гражданина г. Оргеева". Это звание присвоено 11 участникам сражений.

Чтец:
Низкий поклон и вечная слава героическим защитникам и освободителям Молдавии от фашизма.

Минута молчания.
Слово гостям, ветеранам Великой Отечественной войны.
(Ветеранам Великой Отечественной войны вручаются цветы, памятные подарки. Ученики возлагают цветы к памятнику воинам-освободителям.)


Сороковые, роковые...

Молдова Надежда Писаренко, Молдова, 128289

Ведущий:
Здравствуйте, дорогие гости и уважаемые ветераны! Сегодня, 9 мая, мы отмечаем шестидесятилетие со дня Победы над фашизмом. Шестьдесят лет прошло с того великого дня Победы. И этим счастливым днём мы обязаны нашим ветеранам. Ведь именно они сражались в тех страшных боях, именно эти люди не побоялись пойти в эти беспощадные битвы. Спасибо им за это! Именно Вам посвящается наш сегодняшний митинг. Вспомните те, до боли знакомые песни... Вспомните всех, погибших на войне, а также тех, кто улыбался с Вами девятого мая, 1945 года. Итак, мы начинаем:
(Выходят 5 учеников и читают стихотворение "Память")
1-й ученик:
Опять война,
Опять блокада...
А может нам о них забыть?
Я слышу иногда:
"Не надо,
Не надо раны бередить.
2-й ученик:
Ведь это правда, что устали
Мы от рассказов от войне
И о блокаде пролистали
Стихов достаточно вполне".
3-й ученик:
И может показаться:
Правы
И убедительны слова
Но даже если это правда,
Такая правда -
Не права!
4-й ученик:
Чтоб снова
На земной планете
Не повторилось той зимы,
Нам нужно,
Чтобы наши дети
Об этом вспомнили,
Как мы!
5-й ученик:
Я не напрасно беспокоюсь,
Чтоб не забылась та война:
Ведь эта память - наша совесть.
Она,
Как сила, нам нужна.

Ведущий:
А теперь, уважаемые ветераны, вспомните знакомые мотивы песни "Бьётся в тесной печурке огонь...". Прошу помочь нашим поющим ребятам, так как они очень волнуются. Итак, встречаем их...
(Выходят 6-8 учеников и поют песню)
Бьётся в тесной печурке огонь,
На поленьях смола, как слеза,
И поёт мне в землянке гармонь
Про улыбку твою и глаза.

Про тебя мне шептали кусты
В белоснежных полях под Москвой.
Я хочу, чтобы слышала ты,
Как тоскует мой голос живой.

Ты сейчас далеко-далеко.
Между нами снега и снега.
До тебя мне дойти нелегко,
А до смерти - четыре шага.

Пой, гармоника, вьюге назло,
Заплутавшее счастье зови.
Мне в холодной землянке тепло
От моей негасимой любви.

Ведущий:
Каждый из Вас был солдатом, простым солдатом... Но каждый простой солдат нужен Отечеству вдвойне. Теперь попросим Вас послушать стихи о простом солдате.
(Стихотворение "Его зарыли в шар земной...")
1-й ученик:
Его зарыли в шар земной,
А был он лишь солдат,
Всего, друзья, солдат простой,
Без званий и наград.
Ему как мавзолей земля -
На миллион веков,
И Млечные Пути пылят
Вокруг него с боков.
На рыжих скатах тучи спят,
Метелицы метут,
Грома тяжелые гремят,
Ветра разбег берут.
Давным-давно окончен бой...
Руками всех друзей
Положен парень в шар земной,
Как будто в мавзолей...

Ведущий:
Но нельзя не заметить, что не только мужчины, но и женщины сражались в трудных боях Великой Отечественной войны. Они не боялись идти в бой, не боялись ползти под пулями. Они шли вперед без страха...
(Стихотворение "Запас прочности")
1-й ученик:
До сих пор не совсем понимаю,
Как же я, и худа и мала,
Сквозь пожары к победному Маю
В кирзачках стопудовых дошла.

И откуда взялось столько силы
Даже в самых слабейших из нас?..
Что гадать! Был и есть у России
Вечной прочности вечный запас.

Ведущий:
Я вижу и знаю, что среди нас есть и те, которые не воевали в боях. Их участь была ещё страшней: они ждали... Ждали своих родных и близких сердцу людей. Целых 4 года они провели в тревоге... Следующее стихотворение посвящается им - сильным и мужественным.
(Стихотворение "Жди меня")
1-й ученик:
Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди.
Жди, когда наводят грусть
Жёлтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придёт,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждёт.
2-й ученик:
Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души...
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.
3-й ученик:
Жди меня, и я вернусь
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: "Повезло".
Не понять не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой -
Просто ты умела ждать
Как никто другой.

Ведущий:
Всем смелым посвящается следующая песня.
(Песня "До свиданья, города и хаты" - 6-8 учеников)
До свиданья, города и хаты,
Нас дорога дальняя зовёт.
Молодые смелые ребята,
На заре уходим мы в поход.

На заре, девчата, выходите
Комсомольский провожать отряд.
Вы без нас, девчата, не грустите, -
Мы придём с победою назад.

Мы развеем вражеские тучи,
Разметём преграды на пути,
И врагу от смерти неминучей,
От своей могилы не уйти.

Наступил великий час расплаты,
Нам вручил оружие народ.
До свиданья, города и хаты, -
На заре уходим мы в поход.

Ведущий:
А теперь давайте вспомним, как вдохновляли песни. Всё те же песни, которые пели идущие в бой, подбадривали их. Простая песня, а сколько слов, сколько правды...
(Стихотворение "Священная война" - 3 ученика)
1-й ученик:
Вставай, страна огромная,
Вставай на смертный бой
С фашистской силой тёмною,
С проклятою ордой!
2-й ученик:
Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна, -
Идёт война народная,
Священная война!
3-й ученик:
Дадим отпор душителям
Всех пламенных идей,
Насильникам, грабителям,
Мучителям людей!
Вместе:
Вставай, страна огромная,
Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой.

Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна, -
Идёт война народная,
Священная война!

Ведущий:
Сколько всего плохого сделала война... Сколько смертей, сколько слёз и...
(Стихотворение "Ах война..." - 2 ученика (1 девочка и 1 мальчик)
Девочка:
Ах война, что ж ты сделала, подлая,
Стали тихими наши дворы,
Наши мальчики головы подняли,
Повзрослели они до поры.
На пороге едва помаячили
И ушли - за солдатом солдат.
До свидания, милые мальчики,
Постарайтесь вернуться назад.
Мальчик:
Ах, война, что ж ты сделала, подлая,
Вместо свадеб - разлуки и дым.
Наши девочки платьица белые
Раздарили сестрёнкам своим.
Сапоги - ну куда от них денешься,
Да зелёные крылья погон.
Вы наплюйте на сплетников, девочки,
Мы сведём с ними счёты потом.
Пусть твердят, что надеяться не на что,
Что идёте судьбой наугад.
До свидания, милые девочки,
Постарайтесь вернуться назад.

Ведущий:
Что же делали бойцы во время отдыха? Ну, конечно же, вспоминали свой дом, своих родных, и всех и всё, что сердцу дорого.
(Стихотворение "В лесу прифронтовом" - 4 ученика. В первой половине стиха играет медленный вальс)
1-й ученик:
С берез - неслышен, невесом -
Слетает жёлтый лист.
Старинный вальс "Осенний сон"
Играет гармонист.
Вздыхают, жалуясь, басы,
И, словно в забытьи,
Сидят и слушают бойцы -
Товарищи мои.
Под этот вальс весенним днём
Ходили мы на круг,
Под этот вальс в краю родном
Любили мы подруг;
2-й ученик:
Под этот вальс ловили мы
Очей любимых свет,
Под этот вальс грустили мы,
Когда подруги нет.
И вот он снова прозвучал
В лесу прифронтовом
И каждый слушал и молчал
О чём-то дорогом;
И каждый думал о своей,
Припомнив ту весну,
И каждый знал - дорога к ней
Ведёт через войну...
3-й ученик:
Так что ж, друзья, коль наш черёд, -
Да будет сталь крепка!
Пусть наше сердце не замрёт,
Не задрожит рука;
Пусть свет и радость прежних встреч
Нам светят в трудный час.
А коль придётся в землю лечь,
Так это ж только раз.
Но пусть и смерть - в огне, в дыму -
Бойца не устрашит,
И что положено кому -
Пусть каждый совершит.
4-й ученик:
Настал черёд, пришла пора, -
Идём, друзья, идём! -
За всё, чем жили мы вчера,
За всё, что завтра ждём...
За тех, кто вянет, словно лист,
За весь родимый край...
Сыграй другую, гармонист,
Походную сыграй!

Ведущий:
Но наши солдаты даже умирали гордо! Они не просили о пощаде, а только говорили следующие слова:
(Стихотворение "Палачу")
Не преклоню колен, палач, перед тобою,
Хотя я узник твой, я раб в тюрьме твоей.
Придёт мой час - умру. Но знай: умру я стоя,
Хотя ты голову отрубишь мне, злодей.
Увы, не тысячу, а только сто в сраженье
Я уничтожить смог подобных палачей.
За это, возвратясь, я попрошу прощенья,
Колена преклонив, у Родины моей.

Ведущий:
Против фашистов воевали солдаты разных национальностей. И теперь наши ребята хотят прочесть Вам стихотворение, в котором говорится о героизме...
(Стихотворение "О героизме" - 3 ученика)
1-й ученик:
Знаю, в песне есть твоей, джигит,
Пламя и любовь к родной стране.
Но боец не песней знаменит:
Что, скажи, ты сделал на войне?
Встал ли ты за Родину свою
В час, когда пылал великий бой?
Смелых узнают всегда в бою,
В горе проверяется герой.
2-й ученик:
Бой отваги требует, джигит,
В бой с надеждою идёт кто храбр.
С мужеством свобода, что гранит,
Кто не знает мужества, тот раб.
Не спастись мольбою, если враг
Нас возьмёт в железный плен оков.
Но не быть оковам на руках,
Саблей поражающих врагов.
3-й ученик:
Если жизнь проходит без следа,
В низости, в неволе, что за честь?
Лишь в свободе жизни красота!
Лишь в отважном сердце вечность есть!
Если кровь твоя за Родину лилась,
Ты в народе не умрёшь, джигит.
Кровь предателя струится в грязь,
Кровь отважного в сердцах горит.
Вместе:
Умирая, не умрёт герой -
Мужество останется в веках.
Имя прославляй своё борьбой
Чтоб оно не молкло на устах!

Ведущий:
А теперь, в заключение, наши ребята хотят прочитать Вам ещё одно стихотворение, в котором говорится о тех сороковых...
(Стихотворение "Сороковые" - 3 ученика)
1-й ученик:
Сороковые, роковые,
Военные и фронтовые,
Где извещенья похоронные
И перестуки эшелонные.
Гудят накатанные рельсы.
Просторно. Холодно. Высоко.
И погорельцы, погорельцы
Кочуют с запада к востоку...
2-й ученик:
А это я на полустанке
В моей замурзанной ушанке,
Где звёздочка не уставная,
А вырезанная из банки.
Да, это я на белом свете,
Худой, весёлый и задорный.
И у меня табак в кисете,
И у меня мундштук наборный.
3-й ученик:
И я с девчонкой балагурю,
И больше нужного хромаю,
И пайку надвое ломаю,
И всё на свете понимаю.
Как это было! Как совпало -
Война, беда, мечта и юность!
И это всё в меня запало
И лишь потом во мне очнулось.
Вместе:
Сороковые, роковые,
Свинцовые, пороховые...
Война гуляет по России,
А мы такие молодые!

Ведущий:
На этом наш маленький митинг закончился, но знайте, что никогда не забудутся те суровые годы, когда Вы воевали за нашу свободу, за наше счастье, за наши улыбки и за мир! Спасибо Вам огромное!
(Все участники дружно кланяются ветеранам)



© 2004 МИМЦ "Русская филология"  
e-mail: info@svetozar.ru

Москва-соотечественникам | Олимпиада | Занимательная лингвистика | Словарь юного филолога | Учебник Светозара
Вопрос Светозара | Золотое перо | Письма Светозару | Гостевая книга