Личная страничка участника    

Фамилия       N участника          

Занимательная лингвистика
Вопрос Светозара

 


   Фонетика и орфоэпия

Необычным словам, передающим мяуканье кошки, чириканье воробья, гудок автомобиля, рёв двигателя самолёта, – идеофонам – посвящена статья Т.Ю.Ефимовой.

Кис-кис! Мяу!

Или кое-что о звукоподражаниях


На весёлом уроке «Светозара», проходившем в рамках очного тура Олимпиады, его участникам было предложено выполнить одно из заданий – передать свои впечатления от поездки в Москву только с помощью звуков. И «застучали» колёса поездов, «загудели» двигатели самолётов: ребята в своих импровизированных выступлениях использовали так называемые изобразительные (ономатопоэтические) слова – слова, в которых звучание частично предопределено значением слова. Такие слова в языке ещё называют звукоподражаниями.

Звукоподражание (ономатопея, идеофон) – слово, которое служит для имитации звуков окружающей действительности средствами языка. Например, в русском языке существует большая группа слов, обозначающих звуки, которые производятся животными, птицами: мяу, гав-гав, ква-ква, чик-чирик. Другие слова передают неречевые звуки, производимые человеком: кхе-кхе, чмок, ха-ха-ха, а также разные другие звучания окружающего мира: бух, кап-кап, чпок, пиф-паф.

Звукоподражания необычны уже тем, что обладают прямым сходством со звуками внешнего мира и в то же время являются единицами языка и используют звуковой состав языка, поэтому они не могут быть полностью идентичными естественным звукам.

Давно уже замечено, что звукоподражания – одни из первых слов в речи маленьких детей, которые, например, часто обозначают собаку словом ав, а машину – би-би. Существует даже так называемая «теория звукоподражания», согласно которой звукоподражания голосам птиц, зверей, раскатам грома, свисту ветра, шуршанию камыша, шелесту листьев, рокоту бурных вод, грохоту обвалов были первыми словами, которые произнёс человек, когда начал говорить. Эта теория могла бы показаться убедительной, однако её беда (как, впрочем, и всех теорий о происхождении языка) состоит в том, что она совершенно недоказуема. От своих противников «теория звукоподражания» даже получила насмешливое прозвище «вау-вау» теории.

Но всё же своим рождением многие слова обязаны именно звукоподражанию. Например, так возникло слово «варвар». Когда древние греки хотели изобразить неэллинскую речь, они бормотали «вар-вар». Варварами считались как жители Вавилонии, Персии и Египта – стран с многовековой историей и культурой, так и отсталые племена: фракийцы, иллирийцы, скифы.

Каждый язык по-своему осваивает звучания внешнего мира, и звукоподражания разных языков не совпадают друг с другом, хотя нередко обладают сходством. Например, русскому кукареку соответствует очень похожее слово во французском языке (cocorico) кокорико и совсем не похожее в английском (cock-a-doodle-doo) кок-э-дудль-ду. Откуда же такое несогласие?

По-видимому, одна из причин несходства звукоподражаний в разных языках кроется в том, что сами звуки-источники, как правило, имеют сложную природу, и, поскольку точная имитация их средствами языка невозможна, каждый язык выбирает одну из составных частей этого звука как образец для подражания. Например, русские считают, что утка произносит «кря-кря», французы: «куэн-куэн», румыны: «мак-мак-мак», датчане: «раб-раб-раб». Лошадь по-японски вместо привычного русского «иго-го» произнесёт «иин-хиин», а лягушка кваканье изобразит как «гэро-гэро». А для того чтобы подозвать к себе цыплят, русский произнесёт «цып-цып», чуваш – «ципи» или «чип-чип», башкир – «сиби-сиби». Между прочим, вряд ли высокомерные английские кошки поймут фамильярное русское «кис-кис».

А вот для того чтобы кого-то отпугнуть, русский, белорус, туркмен крикнут «кыш», азербайджанец – «киш», литовец – «stis». Наличие в каждом из приведённых случаев звука [ш] наводит на мысль о том, что именно он является главной функциональной частью сигнала, несущей пугающую информацию, ведь угроза у многих животных – шипение.

Состав звукоподражаний, характерных для того или иного языка, различается очень сильно в зависимости от особенностей культуры и географической среды обитания того народа, который говорит на данном языке. В русском языке, например, нет звукоподражания, обозначающего звук летящей стрелы, а в одном из языков южноамериканских индейцев есть: торо тай. Междометие тхее в другом языке Южной Америки передаёт звук каноэ, которое ударяется о берег.

В русском языке есть отдельная группа так называемых глагольных звукоподражаний. Эти слова употребляются в предложении в роли сказуемого, однако не имеют никаких грамматических признаков обычных глаголов – времени, наклонения, лица, числа и т.д. Как правило, они обозначают резкие движения: Бултых в воду; Бабах из ружья.

Однако существуют и обычные глаголы, которые имеют звукоподражательную природу. Для некоторых из них, например для шлёпать или хлопать, есть соответствующее звукоподражание (шлёп, хлоп).

Наблюдать за звукоподражаниями того или иного языка – дело увлекательное, оно позволяет нам понять природу языка, его фонетические законы.

(Вестник Олимпиады "Светозар", N9)

Другие статьи раздела "Фонетика и орфоэпия"

© 2004 МИМЦ "Русская филология"  
e-mail: info@svetozar.ru

Москва-соотечественникам | Олимпиада | Занимательная лингвистика | Словарь юного филолога | Учебник Светозара
Вопрос Светозара | Золотое перо | Письма Светозару | Гостевая книга