Личная страничка участника    

Фамилия       N участника          

Занимательная лингвистика
Вопрос Светозара

 


   Загадки и тайны филологии

Каждому, кто когда-нибудь изучал другой язык, приходилось сталкиваться с муками перевода. О том, какие порой совершают даже опытные переводчики, о словесных ляпах и курьезах, рассказывает в своей статье кандидат филологический наук Н.А. Светлова.

Злоключения перевода, или почему свёкла превратилась в компот

Однажды газета «Неделя» провела полушуточный, полусерьёзный эксперимент с целью выяснить, какие изменения претерпевает текст после перевода его на другие языки. К участию в эксперименте были привлечены профессиональные переводчики. Каждый из приглашённых, превосходно зная два смежных языка, должен был принять от своего коллеги текст и, переложив его на другой язык, передать следующему.

За исходный был взят отрывок из «Повести о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем»: Она (Агафия Федосеевна) сплетничала, и ела варёные бураки по утрам, и отлично хорошо ругалась, — и при всех этих разнообразных занятиях лицо её ни на минуту не изменяло своего выражения, что обыкновенно могут показывать одни только женщины.

Переводчики, получив текст, приступили к работе. Поначалу, в английском и немецком вариантах, мало что изменилось. Но вот, пройдя через японский, французский и индонезийский языки (в последнем личные местоимения он и она обозначаются одним и тем же словом), а затем через голландский и турецкий, фраза трансформировалась так:

В то время как женщина, поедая жидкое свекольное варево, отпускала ругательства, мужчина занимался болтовнёй. Они делали это, не выказывая своих чувств, как принято у женщин.

Но особенно творчески подошел к делу житель Судана, переиначив конкретное варево из свёклы на общее варево из плодов земли и, наоборот, общее занимался болтовнёй на конкретное хвастал своими мнимыми подвигами. В свою очередь, при переводе с языка йоруба1 на английский плоды земли превратились во фрукты, а выражение о хвастовстве подвигами было передано английской идиомой бил в литавры.

Осталось совсем немного. «Что такое жидкое варево из фруктов? — задумался знаток одновременно двух языков — африканского племени бамбара и французского. Да это же не что иное, как компот!» Ну а где литавры, там и тамтам (это такой африканский барабан).

И вот наступила заключительная фаза эксперимента — сопоставление самого последнего перевода с языком оригинала. Пройдя через руки не менее чем двух десятков переводчиков, гоголевская фраза трансформировалась в следующие нелепые строки:

Выпив компот, она выбросила из хижины старьё, а он радостно забил в тамтам.

Из 35 слов оригинала к финишу пришло только одно: личное местоимение она, а смысл фразы был утрачен полностью!

Известный лингвист и популяризатор науки о языке Э. А. Вартаньян, анализируя этот эксперимент в своей книге «Путешествие в слово», задаётся вопросом: "Что же произошло? Почему при переводе сработал механизм «испорченного телефона»?



Оказывается, в трудном деле художественного (и не только художественного) перевода существует  множество опасностей. Вот основные из них.

Во многих ошибках повинны так называемые ложные друзья переводчика – слова одного языка, похожие  по звучанию на слова другого, но различные по смыслу. Таких слов немало в каждом из языков. Они могут встретиться вам при изучении иностранного языка, например английского. Довольно легко спутать  английское compositor  с русским композитор, тогда как на самом деле в английском это слово означает не человека, сочиняющего музыку, а типографского наборщика. Так случилось с одним переводчиком, переводившим «Приключения Шерлока Холмса». В его версии знаменитый сыщик, увидев у кого­то выпачканные типографской краской руки, сразу догадывается, что этот человек… композитор!..

Вот ещё несколько примеров ложных друзей переводчика в русском и некоторых славянских языках: чешское слово trup значит вовсе не труп, а туловище; по­польски zyletka не жилетка, а лезвие; в украинском каблучка не каблучок, а кольцо, перстень; в  белорусском рэч не речь, а вещь, точно так же как гарбуз не имеет ничего общего с  арбузом, а означает  тыкву.

Не правда ли забавные примеры? Наверное, немало таких каверзных пар вы найдёте и при сравнении своего родного языка с русским, хотя, скорее всего, в случае неблизкородственных языков их всё же будет меньше.

Вторая причина многочисленных ошибок –незнание идиом (устойчивых выражений, фразеологизмов). Вспомните, что именно из­за неправильного перевода одной идиомы в конце концов и появился злополучный тамтам в нашей экспериментальной фразе.

Когда англичанин говорит: «He is pulling your legs», он совсем не имеет в виду, что кто­то тянет вас за ногу. Речь идёт просто о том, что над вами смеются, потешаются. Когда немцы говорят вам «Hals­ und Beinbruch!», то вовсе не хотят, чтобы вы сломали себе шею. Напротив, они желают ни пуха ни пера. На этот счёт существует такое правило: переводить иностранные пословицы и поговорки нужно не дословно, а  заменять их параллельными русскими, иначе курьёзов не избежать.

Множество ошибок вызвано и тем, что переводчик не знает (или плохо знает) культуру той страны, с языка которой он переводит. Еще раз вспомните описанный выше эксперимент: многие ляпы были вызваны именно тем, что переводчики привносили в текст языковые и культурные особенности своего родного языка. А ведь существует такое понятие, как безэквивалентная (непереводимая) лексика. В каждом языке есть слова, не имеющие точных аналогов в других языках. В языке саамов, живущих на севере Швеции, Финляндии и России, очень много своеобразных слов, касающихся разведения оленей, наименования их разных пород, типов пастбищ и т.п. Арабский язык богат словами для обозначения разновидностей песка или пород верблюдов. А в языках Азии сложился богатый словарь, касающийся риса и блюд из него. Переводчик, если он стремится к максимально точной передаче подлинника, не может не учитывать того, что языки по­разному «видят мир».

Итак, множество ловушек подстерегает переводчика на каждом шагу. И, чтобы обойти все эти ловушки, переводчику необходимы три вещи: превосходное знание языка, языковое чутьё и уважение к чужой культуре и к чужим традициям.
(Вестник Олимпиады "Светозар", N18)

© 2004 МИМЦ "Русская филология"  
e-mail: info@svetozar.ru

Москва-соотечественникам | Олимпиада | Занимательная лингвистика | Словарь юного филолога | Учебник Светозара
Вопрос Светозара | Золотое перо | Письма Светозару | Гостевая книга