Личная страничка участника    

Фамилия       N участника          

Занимательная лингвистика
Вопрос Светозара

 


   Словообразование

Как устроены слова и по каким языковым законам рождаются новые лексические единицы? Можно ли самому изобрести слова? На эти вопросы отвечает особый раздел лингвистики – словообразование. А увлекательную лекцию о его строгих законах и авторских возможностях читает преподаватель русского языка и литературы, заслуженный учитель Российской Федерации Иван Анатольевич Громов (Владимирская обл.).

Как из капибары сделать кипибарёнка?

Все, конечно, знакомы с понятием закаливание. Закаливать можно организм, свою волю, чтобы быть здоровым, крепким, сильным человеком, не бояться трудностей и опасностей. Это очень важно в жизни. Но я сейчас хочу сказать о другом закаливании – языковом, или, говоря научно, лингвистическом (от лат. lingua, что в переводе означает «язык»). Да-да, каждому человеку необходимо закаливать себя ещё и лингвистически! Зачем? Чтобы лучше знать свой родной язык, умело им пользоваться, грамотно выражать мысли и в устной речи, и в письменной. Наш русский язык не является непроходимой тайгой и сплошными потёмками, когда не знаешь, как и где найти выход из трудной ситуации. Нет, он очень прозрачен и понятен, ясен и доступен каждому из нас! Важно только научиться «смотреть языку в глаза», как говорил выдающийся лингвист Михаил Викторович Панов. «Как это?» – спросите вы. А вот сегодня мы и попытаемся этому учиться!

Начнём с некоторых особенностей русского словообразования.

Допустим, дано предложение: Около дерева стоял барибал. Всё ли вам в нём понятно? Наверное, большинству не очень, так как многие не знают значения слова барибал. А вот ещё одно предложение: Около дерева стоял барибал, а рядом с ним – маленький барибалёнок. Понятнее ли стало, кто стоял около дерева?

А если около дерева стоял (или стояла?) капибара? Тогда кто рядом с ней? Верно – капибарёнок. Тамарин – а рядом с ним? Конечно, тамаринёнок!

Почему второе слово делает смысл высказывания более понятным? Да потому, что в нём встречается один и тот же суффикс -онок-/ -ёнок-, с помощью которого в русском языке образуются названия детёнышей животных и птиц!

Справка: Барибал_ – чёрный американский медведь. Капибар_ а – самый крупный грызун, до- стигает веса более 60 килограммов (капибара – слово женского рода). Тамарин_ – вид обезьян.

Теперь мы можем обозначить словообразовательную модель, объединяющую данные пары слов. Вот как она описывается:

ИСХОДНЫЙ КОРЕНЬ + суффикс -ОНОК- (после шипящих) / -ЁНОК- = название детёныша животного.

Поработаем словотворцами. Используя данную словообразовательную модель, образуем названия детёнышей животных и птиц.

Заяц – ?, утка – ?, снегирь – ?, зебра – ?, антилопа – ?, колибри – ?, иволга – ?, гиппопотам – ? фламинго – ?, чайка – ?

Проверьте себя! Зайчонок, утёнок, снегирёнок, зебрёнок, антилопёнок, колибрёнок, иволжонок, гиппопотамёнок, фламинжонок, чайчонок.

Среди названий этих детёнышей большинство таких, которые никто никогда не слышал. А почему же тогда так легко удалось их образовать? Да потому, что они созданы, воспроизводятся по одной и той же словообразовательной модели, которую мы описали выше. Большинство из этих слов являются потенциальными. Потенциальные слова – это такие, которых вроде бы не существуют, но они легко создаются по определённой схеме. Или, опять же говоря научным языком, относятся к одному и тому же словообразовательному типу. Для словообразовательного типа характерно одно словообразовательное средство (в данном случае суффикс -онок-/-ёнок-), одно словообразовательное значение («детёныш»), одна часть речи (имя существительное).


Словообразовательный тип служит образцом для производства слов в языке. Основной массив новых слов образуется по типу (образцу) уже существующих. И это – строгий закон русского словообразования.

Например, многие отвлечённые существительные со значением «предмет как качество» образованы от прилагательных с помощью суффикса -ость: громкость, банальность, нежность, вязкость… Или вот слова компьютерного века: мультимедийность, интерактивность, информативность (продолжайте сами, если хотите).

Но в то же время этот суффикс (как и любое другое словообразовательное средство) предоставляет возможности и для авторского словообразования. Например, у Эдуарда Успенского в повести о простоквашинских героях читаем: «Дорогие папа и мама, вы меня теперь просто не узнаете. Хвост у меня крючком, уши торчком, нос холодный и лохматость повысилась…» Лохматость – авторское изобретение, нет такого слова в русском языке, но по существующей модели оно легко воспроизводится и использовано Успенским для создания комического эффекта. Такими авторскими возможностями достаточно часто пользуются не только писатели и поэты, но и рядовые носители языка. Подобные новообразования вполне уместны в обычном разговоре – для несуществующего (пока что?) названия предмета, признака, действия, для выхода из затруднительной словообразовательной ситуации, да и просто для пробуждения интереса собеседника к диалогу…

Возьмём существительное аллея. В словообразовательном словаре у него всего одно производное – аллейка. Обидно, правда? У глагола ходить 470 производных, у существительного половина – 587, а тут всего два однокоренных слова! Попытаемся исправить ситуацию и вновь поработаем словотворцами. Для этого проведём лингвистический эксперимент – к основе существительного аллея [аллей-а] будем поочерёдно присоединять достаточно распространённые суффиксы существительных. Вот какая картина у нас может получиться: аллеярь – мастер по закладке аллей; аллеение – процесс украшения города аллеями; аллеянин – постоянный обитатель аллей (может быть, бомж?); аллеизм – философское учение, доказывающее полезность и нужность увеличения количества аллей; аллеища – аллея гигантских размеров; аллеишка – пренебрежительное название не совсем приглядной аллеи; аллейщик – специалист на все руки по аллеям…

И это только существительные! Прилагательные и глаголы получаются тоже не менее симпатичные: аллейный (отдых); аллеистый (город); аллеить – украшать аллеями; аллейничать – проводить время в аллее и т.д.

Молодцы, словотворцы! Но не слишком обольщайтесь: придуманные только что слова можно назвать полноправными членами лексики лишь относительно – они пока не вошли в язык, не закрепились в нём, да и вряд ли когда-то войдут. Вы сочинили их по просьбе учителя, также их можно создавать и на случай, к примеру, в каком-нибудь разговоре. Такие слова быстро возникают и почти всегда столь же быстро исчезают. В науке их называют окказионализмами (от лат. occasionalis – случайный). Подведём итоги. Сегодня мы «смотрели в глаза» русскому словообразованию: убедились, что новые слова в языке не создаются стихийно, произвольно, их образование подчинено издавна существующим моделям и законам. В словообразовании, как и во всей лингвистике, царят последовательность, логичность, стройность. А значит, прозрачность и ясность. Вы согласны?

Другие статьи раздела "Словообразование"

© 2004 МИМЦ "Русская филология"  
e-mail: info@svetozar.ru

Москва-соотечественникам | Олимпиада | Занимательная лингвистика | Словарь юного филолога | Учебник Светозара
Вопрос Светозара | Золотое перо | Письма Светозару | Гостевая книга