Личная страничка участника    

Фамилия       N участника          

Занимательная лингвистика
Вопрос Светозара

 


   Морфология

Учитель русского языка и риторики Ольга Станиславовна Маевская (г. Москва) предлагает вам отправиться в страну Морфологию, изучить грамматические категории существительного – одной из двух важнейших частей речи в русском языке.

Осторожно: имя существительное!

Это утро, радость эта,

Эта мощь и дня и света,

Этот синий свод,

Этот крик и вереницы,

Эти стаи, эти птицы,

Этот говор вод…

Узнали первую строфу стихотворения Афанасия Фета «Это утро, радость эта…»? Вглядитесь повнимательнее: какие части речи использует поэт, чтобы нарисовать картину яркого весеннего дня?

Местоимение этот (в разных формах), одно прилагательное, а все остальные слова – имена существительные!  Стихотворение Фета лишний раз убеждает нас в том, что существительное – важнейшая часть речи в русском языке. По данным «Частотного словаря русского языка», почти каждое второе слово в речи – имя существительное. «Категория существительного имеет огромное значение для нашей мысли, – писал известный учёный-лингвист А. Пешковский. – Без неё невозможны были бы никакое знание, никакая наука. Нельзя было бы, например, говорить ни о свете, ни о теплоте, ни об электричестве, ни о жизни, ни о государстве, ни о самом языке…».

С именами существительными в первую очередь связаны грамматические понятия рода, числа, падежа и склонения. Сколько же форм может образовывать эта часть речи? Казалось бы, ответ прост: существительное в единственном и множественном числе склоняется, то есть изменяется по падежам, которых, как известно, в нашем языке шесть. Итого получается 12 форм. Но так ли это?

Попробуйте образовать формы родительного падежа множественного числа от существительных бахча и корма. Не получается? Неудивительно, поскольку нельзя сказать «бахч» и «корм». Однако часто можно услышать форму «мечт», не вызывающую у говорящего никакого смущения. А вот Пушкин в своих произведениях ни разу не использовал эту форму и был абсолютно прав, в отличие от многих наших современников. Но если слова бахча, корма, чалма и некоторые другие (все они имеют конечный ударный а) редко употребляются в обыденной речи и мы не страдаем от отсутствия в ней этих форм, то со словом мечта другая ситуация. Оно достаточно часто встречается, характерно и для разговорного, и для книжных стилей речи, и, конечно, нам трудно обойтись без формы родительного падежа множественного числа этого слова. Выход есть: использовать форму мечтаний от однокоренного существительного мечтание.

Что ещё мешает нам считать правильным утверждение «В русском языке существительное имеет 12 форм»? Напомню «Сказку об умном мышонке» С.Я. Маршака: «Унесла мышонка кошка / И поёт: – Не бойся, крошка. / Поиграем час-другой / В кошки-мышки, дорогой!» Обратили внимание на существительное кошки-мышки? А дальше какие только игры не упоминаются в сказке: горелки, жмурки, прятки!.. Все эти слова обладают одной интересной особенностью: они употребляются только во множественном числе. И подобных слов немало в русском языке. К ним относятся названия парных или составных предметов (ножницы, качели); обозначения временных промежутков (будни, каникулы); названия некоторых продуктов (макароны, сливки); имена собственные (Альпы, Карпаты). Возьмите на заметку: лингвисты называют такие существительные pluralia tantum (в переводе с латыни «множественное только»).

А вот ещё одна игра – в бирюльки. Говорят, она развивает аккуратность, внимательность, терпение. Задача игры состоит в том, чтобы очень осторожно вытаскивать из массы мелких, крошечных вещичек (бирюлек) одну бирюльку за другой, не затронув остальные. Отсюда пошло выражение играть в бирюльки – заниматься несерьёзным делом, баловством.

К существительным, неизменяемым по числам, относятся и такие, которые употребляются только в единственном числе. У них тоже есть особое латинское научное название – singulare tantum («единственное только»). Это вещественные существительные (сметана, нефть); собирательные (молодёжь, листва); отвлечённые (доброта, удивление); имена собственные (Москва, Россия).

С категорией числа связано существование в речи такого изобразительно-выразительного средства, как синекдоха. Смысл синекдохи – в замене множественного числа единственным, когда целое называется по какой-то своей части или наоборот. Детская поэтесса Агния Барто в своих воспоминаниях рассказывает, что, когда ей в детстве подарили сборник стихов Константина Бальмонта, на первой странице она прочитала: «У Бальмонта есть свой читатель». «У него всего один читатель? Так мало!» – посочувствовала она поэту. Маленькая девочка ещё не знала о существовании такого тропа, как синекдоха, и не поняла, что здесь через часть («читатель») названо целое (большая группа людей, знающих и любящих творчество Бальмонта).

Итак, мы пришли к выводу, что далеко не каждое имя существительное может образовывать все 12 форм. Не забудьте и о несклоняемых существительных, которые не способны изменяться ни по числам, ни по падежам: кофе, пальто, жалюзи_. Несклоняемой является и фамилия поэтессы, о которой мы только что вспоминали: Барто, как и все фамилии, оканчивающиеся на ударные гласные э, о, и, у, а. Не склоняются также женские фамилии на согласный (у Маргариты Алигер). А вот фамилии на безударные а (я), как мужские, так и женские, склоняются: фильм Александра Митты.

Вернёмся к «Сказке об умном мышонке». В ней очень много существительных с уменьшительно-ласкательными суффиксами: мышонок, крошка, дружок, глазки… Чаще всего такие суффиксы помогают выразить нам доброту, нежность, любовь к окружающему миру и людям, ведь передать заботу, красоту и ласку в речи так же необходимо, как и совершить хороший, добрый поступок.

Но не так всё просто. Чем объяснить пристрастие наших современников к словам с уменьшительно-ласкательными суффиксами? Ответ найдём в книге Б.Н. Тимофеева «Правильно ли мы говорим?», написанной ещё в 1963 году: «"Приветик!.." Это нелепо- уменьшительное слово вместо "привет" открывает собой целый ряд уменьшительно-ласкательных слов, которыми, безо всякого к тому основания, пестрит речь многих из нас. Особенно это касается почему-то продовольствия. "Салатик", "картошечка", "селёдочка", "сметанка", "морковка"… Целый "наборчик" для "обедика"!»

В таких ситуациях слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами абсолютно не уместны, они засоряют речь, придают ей оттенок подобострастия, самоуничижения и являются признаком отсутствия языковой культуры. А если я слышу от своих учеников  «пальтишко», «платьишко», всегда говорю им: «Будете так говорить – и будете всю жизнь носить платьишки да пальтишки. Не видать вам ни нарядных, красивых платьев, ни модных, роскошных пальто…». Не программируйте свою жизнь «жалкими», «нелепо-уменьшительными» словами! Будьте осторожны с именем существительным!

Другие статьи раздела "Морфология"

© 2004 МИМЦ "Русская филология"  
e-mail: info@svetozar.ru

Москва-соотечественникам | Олимпиада | Занимательная лингвистика | Словарь юного филолога | Учебник Светозара
Вопрос Светозара | Золотое перо | Письма Светозару | Гостевая книга