Личная страничка участника    

Фамилия       N участника          

Занимательная лингвистика
Вопрос Светозара

 


   История языка

С обычной школьной грамматикой имеет дело каждый ученик. А вот об исторической грамматике слышали далеко не все. Между тем следы исторических изменений встречаются нам буквально на каждом на шагу. О некоторых грамматических изменениях в истории русского языка рассказывают кандидат филологических наук Игорь Викторович Шамшин и учитель-словесник Светлана Николаевна Шамшина (г. Москва).

"Иду на Вы!"

Вполне естественно, что в любом языке, в том числе русском, со временем происходят разного рода изменения. Например, в XIX веке произносили музЫка, варЯт; слово визитка обозначало не визитную карточку, а однобортный короткий сюртук с закруглёнными фалдами… Изменения коснулись и области грамматики. Обратимся к выражению, взятому в качестве названия.

Мы знаем, что местоимение вы в современном русском языке употребляется при обращении к нескольким лицам, а также как форма вежливости при обращении к одному лицу. Между тем вы в заглавии – старая форма личного местоимения 2-го лица винительного падежа множественного числа. Таким образом, буквальный перевод выражения – «иду на вас». Интересно его происхождение. Как свидетельствует «Лаврентьевская летопись» (1377 год), эти слова принадлежат князю Святославу Игоревичу (Х век), который, начиная войну, не нападал на врагов внезапно, но посылал к ним гонцов с вызовом: «Иду на вы» (или: «Хочу на вы ити»). Н.М. Карамзин в «Истории государства Российского» перевёл фразу на современный русский язык: «Иду на вас!». Выражение иду на вы стало крылатым, и его употребляют как книжное, часто с шутливым оттенком, в значении «объявляю вам войну; буду с вами бороться, спорить».

Изменения коснулись и других местоимений. У А.С. Пушкина неоднократно встречается непривычная для нас форма 3-го лица множественного числа оне: «В кухне злится повариха, / Плачет у станка ткачиха – / И завидуют оне  / Государевой жене»; «…И наша дева насладилась / Дорожной скукою вполне: / Семь суток ехали оне» . Сравним также у Ф.И. Тютчева: «Молчи, скрывайся и таи  / И чувства и мечты свои – / Пускай в душевной глубине / Встают и заходят оне  / Безмолвно, как звезды  в ночи, – / Любуйся ими – и молчи». Некоторые читатели думают, что это опечатка или поэты употребляют местоимение оне  для рифмы. Но между тем оно встречается и в прозаических произведениях, например у И.С. Тургенева в романе «Рудин»: «– Оне  (Пандалевский, когда говорил о третьем лице, особенно о даме, строго придерживался множественного числа) – оне  ждут к себе нового гостя, с которым непременно желают вас познакомить». Местоимение оне  (до реформы орфографии он) – устаревшая форма 3-го лица множественного числа женского рода, употреблявшаяся для обозначения группы лиц женского пола (реже – как форма вежливости по отношению к лицу женского пола).

Устаревшей является и форма 3-го лица множественного числа женского рода числительного одне: «Ни огня, ни чёрной хаты… / Глушь и снег… Навстречу мне / Только вёрсты полосаты / Попадаются одне» (А.С. Пушкин «Зимняя дорога»).

Нельзя оставить без внимания и имена существительные. Так, уже классическим на олимпиадах по русскому языку стал вопрос: «В каком падеже употребляется выделенное слово в отрывке из стихотворения В.В. Маяковского “Кем быть”?»: «Я бы в лётчики пошёл, / пусть меня научат».

Изменяя выделенное существительное с предлогом по падежам во множественном числе (а это явно множественное число), мы получаем следующее: И.п. лётчики, Р.п. лётчиков, Д.п. лётчикам, В.п. лётчиков, Т.п. лётчиками, П.п. (о) лётчиках. Как видим, ни одна падежная форма не подходит. Почему? В современном русском литературном языке у одушевлённых  имён существительных во множественном числе совпадают формы родительного и винительного падежей, а у неодушевлённых – именительного и винительного. Следовательно, в то время, когда в русском языке появились формы типа (пойти) в солдаты, ещё нельзя было говорить о грамматической категории одушевлённости / неодушевлённости и у подобных имён существительных совпадали формы именительного и винительного падежей. Таким образом, форма в лётчики – устаревшая форма винительного падежа множественного числа (именительный падеж никогда не употребляется с предлогами).

Рассмотрим ещё несколько примеров.

«Что ж мой Онегин? Полусонный в постелю с бала едет он…». Почему не современное в постель? В пушкинское время были одинаково употребительными варианты постеля и постель (соответственно 1-е или 3-е склонение). Подобные случаи не являются чем-то необычным, у того же Пушкина, например, встречаем: «Не дай мне бог сойтись на бале / Иль при разъезде на крыльце / С семинаристом в жёлтой шале / Иль с академиком в чепце!» (по современным нормам – в жёлтой шали).

Во многих языках мира сегодня выделяется звательный падеж (звательная форма). Есть он и в современных восточнославянских языках – украинском и белорусском: мамо (мама), батьку (батько), ноче (нiч) в украинском языке; сыне (сын), браце (брат) в белорусском языке. А вот в русском языке этот седьмой падеж утратился, хотя реликты его всё же остались. Например, в обращениях типа Боже, отче. В произведениях художественной литературы бывшие звательные формы встречаются довольно часто: «Приплыла к нему рыбка, спросила: / «Чего тебе надобно, старче.

Продолжим разговор об устаревших грамматических формах у классиков. В отрывке из «Евгения Онегина» встречаем: «Умыть лицо, плеча  и грудь…». Современная форма – плечи. Это устаревшая форма двойственного числа, которая употреблялась для обозначения двух предметов как по отношению к единичному предмету, так и по отношению к их множеству. Со временем двойственное число в русском языке утратилось, совпав с множественным, но его следы мы встречаем и сейчас: берега, бока, глаза, рога, копыта и т. д.

Устаревшими являются и некоторые глагольные формы несовершенного вида, обозначающие регулярно повторяющиеся действия в прошлом, например: видывать, знавать, сиживать и подобные. Такие глаголы называются глаголами многократного действия. Они часто встречаются в произведениях русской классической литературы: «...Старушка ей: «А вот камин; / Здесь барин сиживал один» (А.С. Пушкин «Евгений Онегин»); «Я, признаюсь, редко слыхивал подобный голос» (И.С. Тургенев «Певцы»).

В заключение предлагаем задания олимпиадного уровня, для выполнения которых вам потребуются знания об исторических изменениях в русском языке.

1. Прочитайте отрывок из «Сказки о царе Салтане...»А.С. Пушкина. Соответствуют ли выделенные в нём грамматические формы современным нормам русского литературного языка?
«Снова князь у моря ходит, / С синя моря глаз не сводит; / Глядь – поверх текучих вод / Лебедь белая плывёт».
2. Замените выделенные глагольные формы синонимичными. Обнаруживается ли при этом разница в самом смысле высказывания? Если да, то почему? «Никто его не в
и́дывал, а слышать всякий слыхивал...» (Н.А. Некрасов «Кому на Руси жить хорошо»).

Другие статьи раздела "История языка"

© 2004 МИМЦ "Русская филология"  
e-mail: info@svetozar.ru

Москва-соотечественникам | Олимпиада | Занимательная лингвистика | Словарь юного филолога | Учебник Светозара
Вопрос Светозара | Золотое перо | Письма Светозару | Гостевая книга