Личная страничка участника    

Фамилия       N участника          

Занимательная лингвистика
Вопрос Светозара

 


   Писатели детства

Однажды Сергей Голицын признался, что его «вторая любовь – старое русское зодчество», то, что «строили и украшали наши предки и восемьсот, и двести лет назад». Он задушевно рассказывает о церковной архитектуре, о неизъяснимой красоты православных соборах Владимиро-Суздальской Руси, уцелевших в огненных вихрях ХХ века... Но вопрос остаётся: а что же такое для этого увлечённого человека первая любовь?
О князе Сергее Михайловиче Голицыне (1909–1989), ставшем детским писателем, рассказывает историк литературы, прозаик Сергей Фёдорович Дмитренко.

Первая любовь детского писателя Князя Голицына

Кажется, ответ на вопрос о первой любви Сергея Михайловича Голицына отыскивается после прочтения им самим написанного. Это, пожалуй, детская литература. Ведь в своей книге «Сказания о белых камнях» он говорит очень определённо: «я детский писатель, автор весёлых повестей для ребят».

И это правда. Первую свою повесть, «Сорок изыскателей», Сергей Михайлович опубликовал, когда ему исполнилось пятьдесят лет, но в ней с подростковым озорством поведано о приключениях пионерского отряда, отправившегося в путешествие по родному краю. Рассказчик, детский врач, на наших глазах преображается в мальчишку, сохраняя при этом взрослую ответственность за детей, которые ему были доверены.

В повести «За берёзовыми книгами» вновь появляется этот долговязый врач – и вновь писатель передал ему внешние свои черты: высокий рост, большой нос, – на этот раз он вместе с ребятами путешествует по Владимирской и Ярославской областям, разыскивая таинственные берёзовые книги. Однако замысловатое это дело не мешает всем изыскателем, не исключая и серьёзного начальника похода, старшего пионервожатого Николая Викторовича, просто-напросто упиваться счастьем бытия, в котором – тепло лета, извилистые просёлочные дороги и таинственные лесные тропинки, сады заозёрных деревень, головокружительный аромат ягод, неугомонные птицы, дремлющий тихоструй ручьёв, прохлада древних оврагов, заросшие черёмухой лощины и, конечно, та удивительная бирюзовая хмарь родных далей, которая вам откроется, если поутру вы вскарабкаетесь на дерево повыше...

А сколько энергии дарит своим читателям повесть «Городок сорванцов», где вновь с юмором рассказано об удивительном подмосковном детском лагере, главный закон которого – «В нашем городке всем всё можно»!

«Можно!» – говорит Голицын. Взрослым можно быть не только скучными воспитателями детей, а детям – не только прилежными подопечными взрослых. Можно, доверяя друг другу, взрослым вновь посмотреть на мир с высоты собственного детства, детям – догадаться, что самое дорогое для взрослых они, их дети.

Об этом идёт речь и в повести «Страшный Крокозавр и его дети». Крокозавром озорники-шестиклассники из школы-интерната называют своего нового воспитателя – за его басовый голос и громадный рост. Здесь Голицын вновь сохраняет прямую связь с главным героем, он продолжает писать свою педагогическую поэму, но совсем не занудную, а действительно весёлую...

Взрослым и детям можно объединиться под славным именем изыскателей, тех, «кто всё время что-то изобретает, что-то придумывает или мечтает разыскать новое, неизвестное, таинственное и ищет на земле, под землёй, на воде, под водой, в воздухе и даже в космосе».

Впрочем, как мы уже знаем, ни в космос, ни даже под облака забираться голицынским героям не пришлось. В свои пешие туристические походы во время летних каникул они отправлялись «не в Крым, не на Черноморское побережье Кавказа, где на пляжах нежатся и томятся тысячи взрослых и юных», а по старым русским городам.

И наставник их, спрятавшийся под маской детского врача детский писатель (не правда ли, похожие профессии?!), из года в год повторял:

«– Буду вам показывать старину, мне очень хочется, чтобы вы полюбили русскую историю».

Вот и весь секрет. Вот она, первая любовь писателя Голицына, вот то, самое дорогое, что есть у него в жизни, то, что он передаёт всем, кто рядом с ним, всем, кто читает его книжки (а написал он их два десятка, и каждая обращается к родной истории, к истории тысячелетней России).

Любить свою родную историю, обрести свою историческую память, осознать отчим домом не только просторы своей страны, но и столетия, которые были прожиты здесь предками.

С особой силой и убедительностью это стремление выражено в повести «Тайна старого РАдуля».

Оставлю нашим читателям удовольствие самим пережить каскад приключений, подстерегающих их в этой книжке, самим разобраться в сути этой самой тайны. Обращу внимание лишь на то, какое точное имя нашёл писатель.

Некогда плыл по реке Клязьме витязь со своею дружиной и с красавицей женой. Остановился на ночлег под горой, а «утром вышел из шатра, поднялся на высокую гору, глянул вверх по реке, глянул вниз по реке… Глянул на тот берег. А там клязьминская зелёная пойма раскинула на многие вёрсты болота да озёра, тёмные ольховые да лозовые рощи. А ещё дальше начинались леса и где-то пропадали в синей дымке… И обрадовался витязь, глядя на такую красоту неописанную, на такой простор великий, и пожелал тут на горе поселиться. И назвал он это место Радуль...».

Конечно, были в жизни витязя не только радости, но и горести. Много тяжкого, трагического за столетия пережил РАдуль, как и вся российская земля. Но слово-то осталось, заветное русское слово, обращающее всех, кто его слышит, к радости, к свету...

И здесь самое время сказать ещё об одной радости, которая предстоит всем, кого увлекут в детстве книги Сергея Голицына, для кого родная история станет живой кровью собственной жизни.

Когда Сергей Михайлович постарел и ему стало трудновато ходить с ребятами в походы по русским городам и сёлам, он решил написать воспоминания о собственной жизни и о своих родных (Голицыны – самый многочисленный княжеский род России, а по матери Сергей Михайлович принадлежит к княжескому роду ЛопухинЫх).

Большая часть этих воспоминаний вышла после кончины Голицына под названием «Записки уцелевшего». Почему уцелел, где мог погибнуть? На полях Великой Отечественной вой ны?

Нет, задолго до неё. Революционные бури 1917 года отменили в России все сословия, но не просто отменили. Многие достойные россияне, даже несмотря на приятие новой, большевистской власти, были этой властью расстреляны, отправлены в лагеря, тюрьмы, в ссылку... Жестоко пострадали и Голицыны, и Лопухины...

Но никому не дано отменить достоинство судьбы, достоинство семейной, вновь повторим это прекрасное слово, памяти. «Сам человек – сила» – родовой девиз Голицыных. «Благодать» – начертано на гербе рода Лопухиных. И Сергей Михайлович рассказывает, как жили в ХХ веке, как хранили достоинство своих древних фамилий его родные и близкие, он сам. Признаюсь, это одна из самых невероятных былей, которую мне довелось прочитать о русской истории первой половины ХХ века.

Другие статьи раздела "Писатели детства"

© 2004 МИМЦ "Русская филология"  
e-mail: info@svetozar.ru

Москва-соотечественникам | Олимпиада | Занимательная лингвистика | Словарь юного филолога | Учебник Светозара
Вопрос Светозара | Золотое перо | Письма Светозару | Гостевая книга