Личная страничка участника    

Фамилия       N участника          

Занимательная лингвистика
Вопрос Светозара

 


   Лексикология

Многие из вас слышали загадочную фразу «Хорошилище грядет по гульбищу из ристалища на позорище в мокроступах». Читая её, хочется тут же улыбнуться. А на самом деле за этой фразой стоит давний спор о том, что лучше – своё или чужое, русское слово или иностранное? Ответ – в статье кандидата  филологических наук Игоря Викторовича Шамшина и учителя-словесника Светланы Николаевны Шамшиной.

Идет скудент по гульвару...

«Прогуливаясь с императрицей в парке Царского Села, Да́шкова завела речь о красотах языка русского, о его независимости от корней иностранных. Екатерина охотно соглашалась:

– С русским языком никакой другой не может, мне кажется, сравниться по богатству.

Из беседы двух гуляющих дам возникла мысль: нужна Академия не только научная, но и "Российская", которая бы заботилась о чистоте русского языка, упорядочила бы правила речи и составила словари толковые… Вводя в обиход двора русский национальный костюм, Екатерина желала изгнать не только чуждые моды, но и слова пришлые заменить русскими. Двор переполошился, сразу явилось немало охотников угодить императрице, ей теперь отовсюду подсказывали:

 – Браслет – зарукавье, астрономия – звездосчёт, пульс – жилобой, актёр – представщик, архивариус – письмоблюд, аллея – просад…»

Так в романе «Фаворит» Валентин Пикуль в несколько ироничной форме приводит якобы имевший место разговор о богатстве и самодостаточности русского языка между императрицей Екатериной II и Екатериной Романовной Да́шковой, по чьей инициативе в 1783 году была учреждена императорская Российская академия, одной из основных целей которой было исследование русского языка. Вполне естественно, что первым её директором стала именно Е.Р. Дашкова.

Между тем этот фрагмент романа – реальное отражение вековых споров о нужности/ненужности иностранных слов в русском языке. Обратимся к истории.

Конец XVII – начало XVIII века.  Петровская эпоха. Эпоха великих преобразований. Именно в это время в русский язык проникло огромное количество заимствованных слов, связанных с различными сферами человеческой деятельности. Появляются слова: бухгалтер, копиист, эгоист, вентилятор, география… И сотни других. Тут-то и начались трудности. Дело в том, что большинство носителей русского языка, в том числе из дворянского сословия, попросту не знали значения этих слов. Пришлось придумывать так называемые «тождесло́вы», то есть русские эквиваленты к иностранным словам: бухгалтер – книгодержатель, копиист – переписчик, эгоист – себятник,  вентилятор – ветродуй, география – землеописание… Из всех перечисленных здесь русских «тождесловов» лишь последнее выдержало конкуренцию со словами заимствованными.

Екатерина II, как свидетельствуют многочисленные документы, старалась заменять иностранные слова русскими, но это далеко не всегда получалось. Например, замена слова полиция словом благочиние оказалась недолговечной.

В то же время весьма плодотворным оказался вклад в развитие русской лексики М.В. Ломоносова. Кто из нас не знает слов, «изобретённых» великим русским учёным: чертёж, рудник, маятник, насос, притяжение, созвездие?!  Введённое в научный оборот Ломоносовым слово кислород вместо оксигениум послужило образцом для дальнейшего словотворчества. Например, в 1824 году по аналогии с этим словом в русском языке появился водород. Его автор – русский химик М.Ф. Соловьёв.

Особенной остроты борьба между «своим» и «чужим» развернулась в XIX веке. И здесь нельзя обойти вниманием имя А.С. Шишкова, писателя, военного и государственного деятеля, который считал, что иностранным словам в русском языке нет и не должно быть места.

Пушкин, будучи сторонником разумного использования заимствований, в романе «Евгений Онегин» иронизирует над позицией Шишкова:

Но панталоны, фрак, жилет,

Всех этих слов на русском нет…

То, что Пушкин говорит именно о Шишкове, свидетельствуют и следующие строки из романа (речь идёт о Татьяне Лариной):

Всё тихо, просто было в ней,

Она казалась верный снимок

Du comme il faut… (Шишков, прости:

Не знаю, как перевести.)

Действительно, выделенное поэтом выражение du comme il faut практически невозможно буквально перевести на русский язык, лишь приблизительно – «благородство».

Кстати, Шишкову принадлежит рождение ряда слов, так и не вошедших в состав русского языка и не вытеснивших «пришельцев»: топталище вместо тротуар, мокроступы вместо галоши, тихогром (пианино), шарока́т (бильярд), гу́льбище (бульвар), дождевик (зонт), лицедей (актёр) и других. Впрочем, два последних слова активно употребляются в современном русском языке, но в несколько иных значениях: дождевик – «пальто из непромокаемой ткани», лицедей – «то же, что притворщик».

Кто-то утверждает, что Шишков до такой степени не любил иностранные слова, что даже пытался доказывать наличие русских корней в некоторых словах, считавшихся иноязычными: студент – искажённое русское скудент (то есть скудный, бедный), бульвар – искажённое русское гульвар (от гулять).


В.И. Даль тоже пытался ввести в обиход некоторые русские аналоги иноязычных слов, которые, в частности, он заимствовал из различных диалектов русского языка. Например: «ГОРИЗОНТ м. окраина земной поверхности, вкруг наблюдателя, где примыкает небо; небосклон, кругозор, небозём, небоскат, закат неба; глазоём, зреймо; завесь, завесь, закрой касп. озор, овидь арх. оглядь орл. черта, отделяющая видимую нами часть неба и земли от невидимой».

Борьба против иностранных слов не могла не сказаться и на именах собственных. Так, очень скоро после начала Первой мировой войны (август 1914 года), Санкт-Петербург был переименован в Петроград (название сохранялось до января 1924 года).

В ХХ веке не прекращаются попытки замены иностранных слов русскими. Но все ли они были удачными?! Лётбище вместо аэродром, леток вместо пассажир на самолёте. Прижились иностранные слова. А с другой стороны – самолёт вместо аэроплан, лётчик вместо авиатор, вертолёт вместо геликоптер

Но абсолютную победу (и в этом нет сомнения) над «иностранцами» одержали русские спортивные термины: вратарь (голкипер), защитник (бек), полузащитник (хавбек), нападающий (форвард), угловой удар (корнер).

Словотворчеству всегда открыта дорога. А вот как относиться к заимствованиям последних десятилетий: омбудсмен (правозащитник), мерчендайзер (товаровед)? Может быть, это дань вкусу эпохи, и в своё время вместо слова менеджер (управляющий) мы когда-нибудь услышим старое приказчик?


Время покажет.

Другие статьи раздела "Лексикология"

© 2004 МИМЦ "Русская филология"  
e-mail: info@svetozar.ru

Москва-соотечественникам | Олимпиада | Занимательная лингвистика | Словарь юного филолога | Учебник Светозара
Вопрос Светозара | Золотое перо | Письма Светозару | Гостевая книга