Личная страничка участника    

Фамилия       N участника          

Занимательная лингвистика
Вопрос Светозара

 


   Фонетика и орфоэпия

Хотите научиться читать стихи, как артисты московского академического Малого театра? Хотите узнать, как произносились некоторые слова и формы слов во времена Пушкина или в начале прошлого века? Как вообще изменялись орфоэпические нормы? Обо всём этом рассказывает учитель русского языка, литературы и риторики Ольга Станиславовна Маевская.

Все течет, все меняется...

Изучая в одиннадцатом классе творчество Анны Ахматовой, обычно читаем мы с ребятами стихотворение «Господь немилостив к жнецам и садоводам…»:

Господь немилостив к жнецам и садоводам.

Звеня, косые падают дожди

И, прежде небо отражавшим, водам

Пестрят широкие плащи...

И каждый раз чьё-то чуткое ухо слышит некий диссонанс: слово дожди никак не хочет рифмоваться со словом плащи!

В чём же здесь дело? Наверняка не в авторе стихотворения. Никому и в голову не придёт упрекнуть великого поэта Ахматову в неспособности подобрать нужную рифму! Дело в том, что здесь мы столкнулись с существованием в языке вариантов норм.

Нормы литературного языка – это общепринятые на определённом(!) этапе развития языка правила, законы употребления различных языковых единиц. Нормы существуют не только в письменной, но и в устной речи. Регулируют произношение отдельных звуков и звукосочетаний в потоке устной речи орфоэпические нормы – целый свод правил, сложившихся на основе разговорного языка Москвы к середине XVII века. Стремиться к правильному произношению не менее важно, чем к правильному написанию: тот, кто допускает орфоэпические ошибки, может вызвать непонимание и раздражение окружающих, составит представление о себе как о безграмотном, плохо образованном человеке.

Из определения норм вытекает их важное свойство: нормы могут изменяться с течением времени. Эти изменения и приводят к возникновению в языке вариантов норм. Произношение [дошт’], [дожд’а] свойственно молодому поколению (принято говорить о «младшей» норме), а вот старшее поколение скажет [дош–’], [дож–’а] (так называемая старшая норма). Потому и рифмует Ахматова слова дожди и плащи, что произносила она [дож–’и]! Так же, судя по стихам, говорил и Маяковский:

Я хочу быть понят моей страной,

А не буду понят – что ж.

По родной стране пройду стороной,

Как проходит косой дождь.

Так же произносили это слово и Цветаева («Над синевою подмосковных рощ / Накрапывает колокольный дождь»), и Блок («Чтобы лохматые тролли, визжа, / Вниз ворвались, как потоки дождя»).

Можно ли на основании последнего примера сделать вывод, что Блок деепричастие визжа произносил как [виж–’а] – с мягким шипящим? Конечно, потому что иначе оно бы не рифмовалось с формой [дож–’а]! Подобное произношение вполне соответствовало «старшей» норме: сочетания зж и жж внутри корня (дрожжи, позже, жужжать) произносились как [ж–'] – шипящий в них был не твёрдый, как сейчас, а мягкий, к тому же долгий (долгота обозначается чёрточкой над звуком). В настоящее время на месте этих буквосочетаний произносится твёрдый шипящий [ж–].

Приведём другие примеры изменений в орфоэпических нормах. И опять из поэзии, потому что именно в стихах рифма подсказывает то, как раньше произносились некоторые  слова.

Вот поэтические строки Пушкина:

Печальный остров – берег дикий

Усеян зимнею брусникой

(«Когда порой воспоминанье…»)

А это – из Некрасова, из поэмы «Мороз, Красный нос»:

Не жалок ей нищий убогий

Вольно ж без работы гулять!

Лежит на ней дельности строгой

И внутренней силы печать.

Чтобы выделенные слова были созвучны, в словах дикий, убогий и жалкий на месте буквы и надо произнести гласный не [и], а [ъ] (редуцированный, неясный, краткий). Именно такое произношение окончаний прилагательных с основой на к, г, х было нормой для старшего поколения. Сейчас произношение громк[ъ]й, строг[ъ]й, тих[ъ]й ещё можно услышать в сценической речи и в речи некоторых пожилых москвичей, но молодое поколение, конечно, скажет громк[и]й, строг[и]й, тих[и]й. Учёные говорят, что эти изменения произошли из-за влияния на устную речь письма, ведь во всех подобных случаях мы пишем окончание -ий.

Обратимся снова к поэзии:

И лавр, и тёмный кипарис

На воле пышно разрослись.

(А.С. Пушкин)


Быстро, бешено неслась

Тройка – и не диво:

На ухабе всякий раз

Зверь рычал ретиво.

(Н.А. Некрасов)

Судя по всему, поэты произносили постфикс -ся (-сь) с твёрдым согласным, как это и было свойственно старшему поколению. Услышать подобное произношение в речи наших современников практически невозможно. Для «младшей» нормы характерно употребление возвратных глаголов с мягким согласным.

Теперь сравним два фрагмента из произведений Пушкина: «Всё в них так бледно, равнодушно; / Они клевещут даже скучно» («Евгений Онегин»); «По дороге зимней, скучной / Тройка борзая бежит, / Колокольчик однозвучный / Утомительно гремит» («Зимняя дорога»). Рифма даёт нам основание задуматься над тем, как же правильно произносить слово скучно: с [шн] или [чн]?

По старомосковским нормам сочетание чн произносили как [шн] (хотя, как видно, уже в XIX веке наблюдались колебания в произношении этого слова, как и в некоторых других. А может, дело в том, что поэт – москвич лишь по рождению? Кстати, первый отрывок – из главы, описывающей московскую жизнь!). Сегодня произношение було[шн]ная, достато[шн]о, моло[шн]ый воспринимается как устаревшее, а вот в словах конечно, скучно, яичница, нарочно, скворечник, пустячный и в женских отчествах на -ична (Ильинична, Никитична и др.), напротив, следует произносить только [шн].

«Всё течёт, всё меняется», – сказал когда-то древнегреческий философ Гераклит. Со временем меняется и наш язык, иначе и быть не может, потому что язык – это не застывшая раз и навсегда система, а живое явление, а всё живое не может не развиваться. Кто знает, возможно, и те нормы, которые сегодня кажутся нам незыблемыми, станут для наших внуков лишь поводом произнести: «Как когда-то говорили наши предки…».

Другие статьи раздела "Фонетика и орфоэпия"

© 2004 МИМЦ "Русская филология"  
e-mail: info@svetozar.ru

Москва-соотечественникам | Олимпиада | Занимательная лингвистика | Словарь юного филолога | Учебник Светозара
Вопрос Светозара | Золотое перо | Письма Светозару | Гостевая книга